vlcsnap-2013-08-08-18h30m06s7723 июля в 16:00 часть коллектива ставропольской детской городской клинической больницы имени Филиппского в составе 6 человек начал голодовку в знак протеста против увольнения главврача больницы Вячеслава Кашникова. 24 июля голодовка была прекращена. 26 июля Кашников был восстановлен.

Несмотря на то, что уже прошло достаточное количество времени, нам представляется важным подробное рассмотрение и анализ столь редкого для ставропольского края явления как протест и голодовка со стороны работников медицинского персонала. 

История конфликта

Конфликт начался после того, как учащиеся кадетской школы имени генерала Ермолова получили по 100 баллов при сдаче ЕГЭ по русскому языку. Всего по стране было зафиксировано восемь результатов в 100 баллов, и семь из них – из Ставрополя. Ученикам были выданы справки, позволяющие им сдавать экзамен досрочно. В справках говорилось о наличии у них длительных и хронических заболеваний, связанных с головными болями, приступами тошноты и т.д., требующих регулярного диспансерного лечения. Кроме того, шесть человек из семи писали один и тот же вариант ЕГЭ.

Комиссия министерства образования края проверила работы и нарушений в них не нашла, но Рособрнадзор с краевым ведомством не согласился и после перепроверки всем семи учащимся оценки были снижены на 2-5 баллов[1].

Вскоре были обнародованы фамилии учащихся, получивших максимально высокие баллы[2]. 98% учеников оказались детьми местных чиновников. В числе таких родителей замглавы краевого УФМС (Константин Близниченко), экс-замглавы мэра Ставрополя (Андрей Зайцев), депутат городской думы (Руфат Ализаде), высокопоставленные врачи и адвокаты. Сами родители уверены в высоком уровне знаний своих детей, а некоторые из них даже считают, что пересмотр с занижением оценки был несправедлив.

Результатами ЕГЭ заинтересовалась прокуратура. 4 июня сотрудники прокуратуры попытались проникнуть на территорию больницы для проверки выданных справок, но охрана в здание их не пустила. 6 июня на территорию больницы также проникли неназвавшиеся журналисты (Скабеева и Мельников, как стало известно позже), которые осуществляли тайную съёмку с помощью мобильного телефона (а не с помощью специальной видеоаппаратуры, как это положено журналистам). Главврач попытался этому воспрепятствовать и потребовал журналистов удалиться из здания[3]. После этого завязалась небольшая потасовка, в результате чего мобильный телефон журналистов оказался в воде. Журналисты утверждают, что Кашников на них накинулся и нанёс им телесные повреждения. Врачи также утверждают о телесных повреждениях, нанесенных им журналистами. Обе стороны написали заявления в прокуратуру, причём, журналистам помогала составлять заявления помощник прокурора Загудаева, и только заявления журналистов были рассмотрены, а заявления врачей оказались отклонены[4]. 5 июня за невыполнение требований прокурора в отношении Кашникова было возбуждено административное дело. Также прокуратурой было внесено представление главы администрации об устранении нарушений закона. Многие СМИ говорят, что прокуратура требовала увольнения Кашникова, но сами врачи демонстрируют документ, в котором говорится лишь о «привлечении к дисциплинарной ответственности»[5], что, по их мнению, отнюдь не подразумевает немедленного увольнения. Однако 6 июня Вячеслав Кашников был уволен. По данным сотрудников больницы, приказ об увольнении подписывала И. Ивашова, начальник управления здравоохранения администрации г. Ставрополя.

После увольнения главврача

Согласно статье о врачебной тайне ФЗ №323 врач не имеет права рассказывать посторонним, в том числе и прокуратуре, о болезнях пациента. Поправки в Федеральный закон, чтобы отвечать по запросу прокуратуры в связи с осуществлением прокурорского надзора, вносятся только сейчас. Поэтому формально главврач Вячеслав Кашников был прав[6]. В апелляционном решении суда также говорится о том, что действия правоохранительных органов были незаконными, и суд отменил представление прокуратуры. Но после Следственным Комитетом возбуждается уголовное дело за самоуправство с применением насилия и повреждение имущества с причинением значительного материального ущерба[7].

После своего увольнения Кашников стал активно общаться с журналистами, дал два подробных интервью[8] [9], принял участие в передаче «Принципиальная позиция» на местном отделении телеканала «Россия»[10]. Кашников сообщил, что раньше администрация, а именно Ивашова и Копейкина, не разрешали ему общаться с журналистами на тему ЕГЭ, и, по его словам, было ошибкой слушать администрацию. Открестившись от истории с выдачей справок, позволяющих сдавать экзамен досрочно, Кашников, однако, не выразил сомнения в уровне знаний учеников, получивших высокие результаты («высокие результаты, естественно, достижение их интеллекта») и, в отличие от рядовых врачей больницы, не признал факта странного совпадения, сделав акцент на том, что чиновники сами люди более образованные и относятся к своим детям более внимательно. Тем не менее, в адрес самой процедуры ЕГЭ Кашников высказался достаточно резко, и подчеркнул, что «развалив образование, они развалят полностью всё». По его мнению, вину за раздувание конфликта несут некомпетентные работники СМИ.

Новость об увольнении и возбуждении уголовного дела в отношении главврача Кашникова шокировала коллектив больницы. Медперсонал сразу же приступил к активным действиям. Были проведены митинги и отправлены письма во все инстанции с требованием восстановить главврача в должности[11]. 7 июня в знак протеста 123 человека написали заявления об увольнении. Позже эти заявления были уничтожены И. Ивашовой в присутствии замглавы ставропольской горадминистрации О. Копейкиной. На городском митинге 12 июня, организованном группой политических и неполитических движений, было зачитано открытое письмо губернатору Ставропольского края с рядом требований, в числе которых было и восстановление главврача в должности. Участники митинга поддержали публикацию открытого письма. 25 июня медиков поддержал Президент Национальной медицинской палаты, детский врач Леонид Рошаль, который посчитал увольнение Кашникова решением скоропалительным[12].

20 июня были уволены два чиновника городской администрации – начальник управления здравоохранения администрации г. Ставрополя И. Ивашова и замначальника управления образования администрации, отвечающая за организацию проведения ЕГЭ Ольга Попцова. Объявлены дисциплинарные взыскания заместителю главы администрации по социальным вопросам Ольге Копейкиной и руководителю управления образования администрации города Елене Букша[13].

16 июля был получен ответ от Министерства Здравоохранения Ставропольского края, в котором говорилось о результатах проверки медицинской документации больницы им. Филиппского. Министерство нарушений не нашло[14]. Заместитель главврача детской городской клинической больницы имени Филиппского Светлана Егорова подтвердила, что указанные дети действительно страдают хроническими заболеваниями и проходят у них в больнице регулярное лечение. Согласно её словам, вся документация – истории болезней, выписки о состоянии здоровья и иные необходимые документы имеются в больнице, и были предоставлены правоохранительным и проверяющим органам[15]. Однако справки, позволяющие сдавать экзамен досрочно, были выданы не в ДГКБ им. Филиппского, а в детской поликлинике. На всех справках стояла подпись главврача детской поликлиники Ирины Ивашовой, которая в марте сменила место работы, перейдя в управление здравоохранения администрации Ставрополя. Кашников выдавал только предписания к лечению, с которыми дети либо их родители могли обратиться в поликлинику. Обращает на себя внимание и тот любопытный факт, что справки, подписанные Ивашовой датируются на 3 дня раньше, чем справки, подписанные Кашниковым[16].

Медики также отметили, что приказ об увольнении главного врача не имеет юридической силы, так как в марте 2013 года Вячеслав Кашников был назначен председателем участковой избирательной комиссии на 5 лет. В соответствии с пунктом Федерального закона член избирательной комиссии с правом решающего голоса до окончания срока своих полномочий не может быть уволен с работы по инициативе работодателя[17].

Голодовка

Однако вплоть до судебного заседания по своему иску о незаконном увольнении Кашников восстановлен не был. 23 июля в 16:00 коллектив больницы в составе 6 человек решился на крайние меры – объявление голодовки. Эта новость привлекла к себе внимание и на федеральном уровне. На новость обратили внимание и многие левые ресурсы. Первым итогом голодовки стало назначение нового главного врача. В тот же день, 24 июля были проведены переговоры с представителями власти города и края. На встречу прибыл министр здравоохранения края Виктор Мажаров и чиновники – председатель правительства Ставрополья Иван Ковалев и замглавы Ставрополя Иван Ульянченко[18]. Власти согласились выполнить ряд требований коллектива, в частности — отстранить от должности только что назначенного нового главврача и объективно разобраться с обвинениями в адрес Вячеслава Кашникова. После этого голодовка была приостановлена.

26 июля на заседании суда иск Кашникова о восстановлении его в должности был удовлетворён, и главный врач, получив денежную компенсацию в размере 128 тысяч 600 рублей, вернулся на работу[19].

Анализ

То, что недавно происходило в Ставрополе, требует пристального внимания и анализа со стороны коммунистов. Рабочее движение в нашем крае практически отсутствует, и игнорировать его ростки, чем бы они ни были вызваны, недопустимо.

Исследуя причины, побудившие пойти работников больницы на такой радикальный шаг, мы видим, насколько противоречивой оказалась сложившаяся тогда ситуация. Стоящие перед нами вопросы можно выразить следующим образом:

  1. Принимал ли главный врач участие в коррупционной сделке?
  2.  Имел ли протест низовой характер, либо он был организован сверху?
  3. Можно ли говорить о проявлении классового сознания у протестующих врачей?
  4. Каково отношение врачей к правящему классу, к власти, что над ними стоит?

Для начала сосредоточимся на первом вопросе. Сколько Кашников не пытался бы отвоевать своё честное имя, сколько он бы не ссылался на законы, сколько министерства бы не твердили об отсутствии нарушений в медицинской документации, для всякого здравомыслящего человека тот факт, что дети чиновников получили рекордно высокие баллы на ЕГЭ, является как минимум подозрительным. Реакция большинства, которому в данной ситуации можно доверять, поскольку речь идёт о крайне обыденной ситуации, с которым большинство вольно или невольно сталкивается чуть ли не каждый день, сводится не к суждениям об умных детях, заботливых родителях и несправедливо оклеветанных врачах – какую позицию представляет Кашников, а к суждениям об традиционно коррупционной системе и сочувствием в адрес врачей, которые из-за своего невысокого имущественного положения, вынуждены принимать в ней участие.

И тот факт, что  Кашников ни секунды не сомневается в справедливости полученных результатов ЕГЭ, ставит его в невыгодное положение, заставляет нас сомневаться в его чистоте. Здесь он похож на якобы оппозиционных политиков, которые не могут в открытую признаться, что играют на стороне правящей партии, но все их действия и слова свидетельствуют именно об этом. Порой возникает ощущение: неужели он не понимает, о чём говорит? Но, дело в том, что прекрасно понимает и таким образом демонстрирует свою лояльность системе. И если, как Кашников признался сам, что касательно вопроса об общении с журналистами ему пришлось вопреки своей воле слушаться администрацию, которая его впоследствии уволила, то пойти вопреки Минздраву и остальному чиновничьему аппарату, который его поддерживает, он тем более не может.

ДГКБ им. Филиппского справок для досрочной сдачи ЕГЭ не выдает, но для получения справки для досрочной сдачи ЕГЭ необходимо получить справку о прохождении лечения в детской больнице. Получение такой справки является условием обязательным, но не достаточным для того, чтобы иметь возможность досрочной сдачи. Более того, эта справка может использоваться в различных учреждениях и с разными целями, а не только в поликлинике для получения справки о досрочной сдачи ЕГЭ. Другими словами, недоумение Кашникова относительно того, что он не видит связи между скандалом с ЕГЭ и своей больницей, выглядит неубедительным.

Но тут же  надо заметить, что в поликлинике справки были выданы на три дня раньше, чем в больнице – что демонстрирует грубое нарушение. Об этом сообщили сами врачи больницы. В поликлинике справки подписывала И. Ивашова, которая впоследствии подписала приказ об увольнении самого Кашникова. Как говорится: «громче всех «Держи вора!» кричит сам вор». То и видим. Впрочем, Ивашову позже тоже уволили. Но, судя по всему, главным организатором махинаций оказалась именно она. И, в отличие от случая с Кашниковым, весь коллектив за неё не вступился. Это можно объяснить сделанными ею грубыми ошибками и желанию замести следы, сдав при том человека, сделавшему всё правильно. Учитывая данное обстоятельство, хотелось бы вынести предположение, что, возможно, все махинации производились в обход врачам больницы. В таком случае поведение Кашникова можно объяснить лишь желанием услужить начальству и не подвергать сомнению то, что проверки признали законными.

Кашников говорит о том, что чиновники являются лишь более заботливыми родителями, поэтому похлопотали заранее, чтобы достать соответствующие справки и не подвергнуть риску здоровье своих детей. Напомним, что речь идёт о хронических болезнях вроде головных болей и приступов тошноты. Народная мудрость гласит, что «здоровых людей нет, есть недообследованные». Можно, следовательно, предположить, что большинство детей, включая детей чиновников, действительно страдает подобными заболеваниями. Но в отличие от большинства родителей у чиновников есть время, деньги и связи, чтобы их дети прошли соответствующие обследования, лечение и получили соответствующие справки. У большинства же таких возможностей нет, поэтому даже если их дети страдают головными болями, лечение и соответствующие справки они не получают.

Итак, какой же вывод можно сделать из всего вышесказанного? Принимал ли главный врач участие в коррупционной сделке или нет? Проведённый анализ показывает, что участие врача, если и было, то, скорее всего, косвенным. Мы не можем доверять проверкам министерства здравоохранения и тем более министерства образования, но самостоятельно провести проверки мы также не имеем возможности. Возможно, по документам действительно всё чисто, и грамотный Кашников не допустил бы нарушения закона. Но, закон есть лишь выражение воли господствующего класса, поэтому служение ему не может для нас служить строгим критерием. Возможно, Кашников действительно не знал, что справки его больницы будут использованы для получения справок для досрочной сдачи ЕГЭ. Возможно, наконец, дети действительно страдают хроническими заболеваниями и регулярно проходят курс лечения. Мы не будем никого обвинять, у нас нет достаточных на то оснований.

Мы лишь заметим, что, поскольку коррупция тотально процветает повсюду, а особенно в верхах власти, то нет ничего удивительного в том, что и рядовые работники могут быть подвержены ей. Да, бытие определяет сознание, и это отнюдь не оправдывает кого бы то ни было, но лишь объясняет их способ мышления, а зачастую и выживания, поскольку по воле правящего класса рядовым работникам приходится жить на нищенские зарплаты. Последнее суждение, впрочем, не совсем относится к главному врачу, поскольку судя по информации о полученной компенсации, его зарплата колеблется в районе 70 тыс. рублей, в то время как среднемесячная зарплата по краю среди работников здравоохранения составляет около 14 тыс. рублей. С другой стороны, поведение Кашникова, в частности его желание угодить начальству и защитить детей чиновников и их родителей, свидетельствуют не в его пользу. В сущности, этот вопрос остаётся открытым. За исключение результатов проверок, которым мы не доверяем, у нас есть свидетельства как в пользу отрицательного ответа (т.е. действия Ивашовой), так и в пользу положительного (т.е. поведение самого Кашникова).

Добавим также, что мы прекрасно понимаем, что Кашникова просто попытались сделать крайним в этом истории, однако вызывает подозрение тот факт, что он старается защищать возможных заказчиков стобалльных результатов ЕГЭ.

Перейдём теперь ко второму вопросу. Именно объявление голодовки заставило нас следить за развитием событий и изучать произошедшую раннее историю. Как представители социалистического движения, мы приветствуем проявление подобной протестной активности и солидаризуемся с протестующими. Однако с самого начала нас не покидали сомнения – имеет ли протест низовой характер, либо он инициирован сверху. При поверхностном ознакомлении с конфликтом, возникало впечатление, будто бы за больницей стоит Минздрав и суд, а противостоят им прокуратура и журналисты, следовательно чиновникам и Минздраву данный протест выгоден, дабы побороть прокуратуру. На деле же всё оказалось не совсем так: основным инициатором конфликта явилась администрация, которая либо умышленно либо по незнанию неверно истолковала приказ прокуратуры и вместо дисциплинарного взыскания попросту уволила главврача. Минздрав же хоть и признал медицинскую документацию законной, но никаких мер по восстановлению главврача не предпринимал. Никто не отменил признанное незаконным увольнение Кашникова. Все обращения коллектива врачей игнорировались до последнего. Только после объявления голодовки власть соизволила провести переговоры. Восстановление Кашникова свершилось в судебном порядке на следующий день. Мог ли исход дела быть иным? Вряд ли, поскольку Кашников является послушным и лояльным элементом системы, Кашников – член комиссии местного УИК, Кашников полезен властям и против них идти не намерен. Отстранять от себя такого пособника можно только по глупости. Возможно, голодовка врачей и придание делу широкой огласки не дало совершить власти очередную ошибку.

Стоит отметить одно важное обстоятельство, также говорящее в пользу низового характера протеста. Буржуазия, коль скоро она осознает свои интересы, понимает, что позволить, а тем более самой организовать объединение пролетариата, борющегося за свои права, значит вручить ему в руки оружие для уничтожения её самой. Ведь в любой момент это оружие может оказаться направленным на неё. Поэтому для буржуазии важно не допустить такого объединения и воспрепятствовать всякой борьбе, протесту. В данном случае интересы двух сторон совпадают, поскольку голодающие врачи больше были настроены не на перманентную борьбу, в качестве способа существования в неизбежно угнетающей капиталистической системеа, а лишь на удовлетворения своих требований и мирное сосуществование.

Не стоит преувеличивать значение протеста со стороны врачей – было бы заблуждением считать, что их действия решили исход дела. В конечном счёте, они лишь сыграли на руку власти. Однако не стоит и преуменьшать значение этого протеста, поскольку он поспособствовал объединению работников, проявлению солидарности и показал их готовность бороться за свои права. Это уже не мало, но и о зарождении классового сознания было бы говорить несколько преждевременно и опрометчиво, если, согласно Лукачу[20],  понимать под классовым сознанием «рационально-объективную реакцию, которая таким образом вменяется определенно типичной ситуации в производственном процессе». С одной стороны, врачи действительно отреагировали должным образом на сложившуюся ситуацию, но, с другой стороны, эта ситуация имеет очень частный характер, она не обладает свойством тотальности, сознание врачей находится даже не в рамках трейд-юнионизма, врачи не осознают себя угнетёнными как класс и не поднимаются на борьбу против всего класса угнетателей – напротив, они ищут с ним мира и согласия.  Классовое сознание может быть только там, где один класс противопоставляет себя другому классу. В нашем же случае идёт буржуазно-демократическое противостояние между теми, кто закон открыто нарушает и теми, кто закон формально соблюдает – либо же нарушает, но незаметно. Некоторым положительным моментом можно считать осознание и открытое декларирование врачами разницы между теми, кто имеет власть, связи,  деньги, («блат») и теми, кто этого лишен. Мы видим, таким образом, столкновение интересов двух групп, из которых только одна – а именно буржуазия – осознает себя как класс. Но там где столкновение, там должна быть и борьба. Классовая борьба может выражаться в экономической, политической и идеологической борьбе. Она может иметь характер революционный, а может реформистский. В нашем случае сложно говорить даже о реформистском характере борьбы, поскольку рассматриваемый нами протест не только не направлен на свержение существующего капиталистического строя в пользу социалистического, устраняющего противоречие между трудом и капиталом, но здесь мы даже не видим борьбы, направленной на улучшение существующего строя, мы наблюдаем лишь стремление, направленное на сохранение существующего порядка и на следование закону, установленному враждебным классом.

Говоря о классах, следует также уточнить к какому классу принадлежат медицинские работники. Автор «Классов современной России»[21] относит их к классу непроизводительного пролетариата. Согласно ему, работники здравоохранения, работающие в государственных учреждениях, создают прибавочную стоимость не напрямую, но опосредованно, т.е. вкладывая прибавочную стоимость в пролетариат, который они лечат, поскольку иначе, без медицинской помощи, этот пролетариат был бы не способен производить прибавочную стоимость, которая впоследствии присваивалась бы капиталистами. Мы не согласны с таким мнением, и считаем, что согласно Марксу, в классовом обществе любой наемный работник, который работает на капиталиста, является производительным работником, независимо от того, производит ли он товары или услуги. Согласно уровню получаемой зарплаты, а также отношений с выше стоящим руководством из пролетариата можно также выделить рабочую аристократию, в данном случае под ней можно подразумевать именно главного врача и приближенный к нему персонал, поскольку по имеющимся данным зарплата главврача составляет 70 тыс. руб., тогда как среднемесячная зарплата работников здравоохранения колеблется в районе 14 тыс. руб.

Мы не сомневаемся, что доктор Кашников является высококлассным специалистом и организатором, у нас также нет оснований сомневаться в том, что для своего коллектива он является хорошим товарищем, но нам хочется заметить один момент, а именно то, что снова даёт о себе знать склонность постсоветского народа к патернализму, как в качестве спроса на него, так и предложения. В данном случае, даже сложно говорить о классовом характере этого явления, поскольку эта склонность пронизывает все классы, даже самые буржуазные. Поэтому в данном случае мы видим не просто солидарность со своим товарищем, попавшим в беду – что, несомненно, имеет место быть – но, что возможно даже более важно, мы видим защиту своего руководителя, человека, стоящего выше остального коллектива, человека этим коллективом управляющего. Мы не говорим, что это есть проявление авторитаризма и что человеку, стоящему выше в иерархии безусловно нужно противостоять. Мы лишь замечаем характерную особенность и невольно задаёмся вопросом: каковым было бы поведение коллектива, если бы необоснованно уволенным оказался бы другой работник, стоящий внизу врачебной иерархии?

По-видимому, пока этот вопрос останется открытым.

Рассматривая протест ставропольских врачей, нельзя не вспомнить о недавнем сопротивлении врачей из Удмуртии[22]. Напомним, в Ижевске было организовано отделение независимого профсоюза мед. работников «Действие» и уже в апреле 2013 года профсоюз решительно заявил о себе, объявив так называемую «итальянскую забастовку». Суть заключалась в том, чтобы работая, согласно действующим нормативам по 15-20 минут на приём, показать чиновникам Минздрава и своему руководству, что 5-7 минут, которые по факту приходится затрачивать, совершенно недостаточны для полноценного осмотра. В заявлении врачей[23] [24], объявляющих забастовку, выдвигались требования повышения зарплат, снижения нагрузки, создания достойных условий труда, соблюдения трудовых прав. Врачи говорили о необходимости сохранения системы качественного и бесплатного здравоохранения. Забастовка была объявлена бессрочной, а 17 апреля была начата голодовка, продлившаяся 5 дней. Забастовка и голодовка были прекращены после того, как Минздрав выявил нарушения в выплатах заработных плат и постановил эти нарушения устранить. Медики, однако, оказались недовольны надбавками в 15% (для врача с окладом в 4600 руб. 15% составляют 690 руб.)  и не исключают возобновление забастовок и голодовок[25].

Как мы видим, ситуация в сравнении со ставропольскими врачами совершенно иная. Ижевские врачи действительно борются за улучшение условий труда, за сохранение качественной и бесплатной медицины, идут против своей же администрации, против своих главврачей. Складывается такое впечатление, будто у ставропольских врачей таких проблем нет, их устраивают их зарплаты и условия труда, они не обеспокоены развалом нашего здравоохранения.

Итоги

Итак, в заключении нам представляется важным подвести краткие итоги:

  1. Кашников мог быть, а мог и не быть замешан в коррупционной схеме, но, в конечном счёте, это мало на что повлияло бы.
  2. Протест имел низовой характер.
  3. О классовом сознании протестующих говорить сложно, их борьба не имела даже реформистского характера, а была направлена лишь на соблюдение законов.
  4. Отношение к власти, к правящему классу, таким образом, очевидно: покорность, подчинение, направленность на мирное сосуществование с единственным требованием соблюдения ей же придуманных законов.

[3] Ложь Скабеевой о событиях в Ставрополе / http://www.youtube.com/watch?v=9wQ5o6uiRnY

[4] Обращение коллектива детской больницы г. Ставрополя / http://www.youtube.com/watch?v=Py7XXpaIq9Y

[8] Интервью экс-главврача ставропольской детской городской больницы им.Филиппского Вячеслава Кашникова на телеканале «Россия-24» / http://www.youtube.com/watch?v=sFehqVuGG3w

[9] Уволен главный врач детской больницы Ставрополя Вячеслав Кашников / http://www.youtube.com/watch?v=C-9UqmqQt6k

[10] Доктор Кашников назвал имена тех, кто заставил его молчать / http://www.youtube.com/watch?v=ntfYWWFGe7A

[16] Пусть говорят — ЕГЭ-2013. Итоги. (13.06.2013) / http://www.youtube.com/watch?v=s8LWpZXHxHw

[20] «Ленин и классовая война» / Георг Лукач – М.Ж Алгоритм, 2008. – 200 с.

[21] Тов. НКВД – «Классы современной России» / http://revline.info/index.php/ideology/modern/nkvd/88-q—q——

[22] «Итальянская забастовка» в Ижевске. Минздрав против врачей / http://scepsis.net/library/id_3453.html

[23] «Действие», информационный листок межрегионального профсоюза медицинских работников

[24] Заявление «Комитета «итальянской забастовки» детских врачей в Ижевске» http://action.avtonom.org/zayavleniya/zayavlenie-komiteta-italyanskoj-zabastovki-detskix-vrachej-v-izhevske/

[25] Ижевские врачи возмущены размером надбавки / http://medportal.ru/mednovosti/news/2013/06/19/470izhevsk/

Голодовка ставропольских врачей: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *