Живая мёртвая жизнь. О книге Дмитрия Чёрного «ВремяВспять»

Живая мёртвая жизнь. О книге Дмитрия Чёрного «ВремяВспять» Веди меня, Вергилий новый —

 Чёрный Дмитрий —

Дорогою обратно —

в Жизнь —

Живую!

 

или

О материальности души —

живой материи человеческого духа.

Жизнь и Время,

Фехтуя Духом,

Идут, летят Вперёд —

Когда и кажется —

Ползут —

Кроваво-безнадёжною тропою —

ВСпять и в Никуда…

Об этом же писал и Гоголь —

в «Мёртвых душах»…

 

Плохой хороший человек.

А. П. Чехов.

 

Посвящается всем духовно и физически убитым

и придавленным духовно-оккупационным капитал-империализмом

за последние несколько десятилетий в С.С.С.Р. и мире.

 

Говорят — и это часто довольно остро чувствуется — что литературы уровня Чехова и Тургенева у нас сейчас нет… К подлинной литературе, и правда, не прилеп…ишься… Но она, тем не менее, есть, жива, Курилка!! … Дело в том, что  буржуазия (т. е., паразитический преимущественно горожанский образ жизни, основанный на технологично-замаскированной торговле людьми и человеческими душами) её (литературу!) по-прежнему «покупает и продаёт» (как и обещал Михаил Самуэлович Паниковский великих Щедринцев Ильи Ильфа и Евгения Петрова), уничтожает, топчет, задавливает (словно Субудай-багатур брёвнами — русских князей после битвы на реке Калке), замалчивает, «подавляет собственной вонью»… — к ощутимейшей выгоде своей же! Вот уж действительно — и именно как никогда актуально — «о партийности литературы» и искусства — писал Владимир Ленин… Как один из примеров подлинной живой советско-русской литературы назову прекрасную книгу нашего современного автора Романа Сенчина «По пути в Лету» — сборник статей и эссе, и просто и сложно действительно гениальных — о Шукшине и многих других (в том числе с ощутимой критикой и творчества Дмитрия Чёрного :-) ), который (книгу-сборник) несколько лет назад вполне самокритично товарищ Чёрный мне подарил.

В этом (2017!) году я прочитал уже его книгу «Времявспять», которую мы года полтора полтора — два с нетерпением ждали — именно не очередное творение основателя стиля — направления «радикального реализма», писателя, поэта и музыканта Дмитрия Чёрного, автора «Поэмы столицы» — книгу Дантевского духа, стиля и вполне — уровня. Алигьери, что хорошо известно, тоже был вполне себе «радикально реален» — вплоть до вызываемого у своих земляков — флорентийцев страха!

Начал я читать книгу Чёрного очень тяжело — во всех смыслах! В дороге — в поезде из Москвы… «Времявспять» начинается с описания похорон мамы известного советского и российского певца Ивана Баранова, одного из лидеров — создателей «Эшелона» и других рок-групп. Маму Ивана сбил на джипе «хозяин» нового старого, украденного — буквально вырванного у народа с кровью — Сердце словно, — Времени — народом точно именуемый «новый русский». Мама Ивана шла на кладбище проведать кого-то из похороненных там близких, переходила дорогу …

Чтобы стать успешным «занятым человеком» — «бизинесс-мэном» — только вот чем именно занятым? — необходима подлинная малость — убить и/или продать в себе Человека — после этого всё остальное — «дело» более или менее простое — несложной техники — механики…

Начинается «Времявспять» действительно очень тяжело … Объективно тяжело!… Это подлинно радикальный реализм. «Ноу киддинг» — говорят северо-американцы в подобных ситуациях! Я сам назвал жизненно необходимый нам, нашему народу литературно-художественный стиль — коммунистический реализм или коммунистический гуманизм … Наш старший друг и товарищ Ричард Иванович Косолапов предложил назвать его коммунистическим романтизмом… Можно и так… хотя мне больше нравится коммунистический гуманизм! «Да был бы жив!» — Стиль, — как поётся в песне! О чём же книга — эта живая скульптура-свиток, общающаяся — говорящая, развёртываясь, с нами? Часто явно даже поющая… Дмитрий Чёрный (так нейрон-аксонно-коннотационно и всплывают протуберанцы-ассоциации с Мстиславом Удатным, Даниилом Галицким и Дмитрием Донским!) — своеобразный московско-коренной продолжатель творческой традиции Сулеймана Стальского и Ираклия Андронникова — подлинно сплавил в прокат живой жизни стили и эпохи, оживляя их. Михаил Булгаков (пьеса «Иван Васильевич») писал: «Пронзить Время! Увидеть Древнюю Москву!» Вот мы и видим сейчас — Древне-ветхие варварство и дикость — каждый день за окнами и в сердце самой жизни нашей!

Перед цунами море отступает, обнажая дно… Так же и Время — перед решающим прыжком в Будущую Человечность (этот смертельный рывок в Будущую Жизнь — через Смерть! — прекрасно описан в военных рассказах замечательного Советского писателя Сергея Смирнова!) — отступает Время-В-СПять, пятится, спячивая с ума и души, обнажая дно, грязь, ил, донных рыб и чудищ — Лох-Нессов и Накидонских пескарей — бездонно преглупых и бездушных… Уже нисходя — к бездушной степени — безумства! … И тогда кажется — но именно только кажется, — что у России — С.С.С.Р. — ПутиН..ет… Попали мы, действительно — в путину… А Путь у Родины нашей — именно есть! Жизнь обнажает наши иллюзии и лжи, срывает с них ржавую кожу, «работая над ошибками», показывая нам их и заставляя понять и исправлять, преодолевать и изживать их…

Чёрный и рассказывает — и пишет и читает стих — повторюсь, явные современные Дантовы терции — без заглавных букв и Красных строк — а там и действительно — не до них! — и эпос говорит — складывает, словно скальд, советско-русский Боян — и Песнь поёт… Карту боевых действий ваяет, прорубает — в Новый, современный Дантов Ад… — здесь уже кинжально-скрещённый — единый и с Чистилищем и с обманно-иллюзионным рыночно-капиталистическим Раем… И одновременно словно вычитывает, отчитывает — как делала моя бабушка — подпольщица времён Великой Классовой-Отечественной Войны Гуащапагуа Дзугова — пытаясь оживить, вернуть-воскресить-отчитать из Зазеркалья с Гнилою Золотушной Хладно-Мёртвой кровью всю нашу Страну, Родину и Жизнь и Время, некогда наше — лично-социальное, общественное, живое, материально-духовное… Украденное у нас — вырванное — у многих с чувствами и сердцем — Время! Аналогии с поэтико-философской «дорожной картой» Александра Пушкина здесь также вполне уместны: «Пойдёт налево (Д. ЧёрныйР. К.) — песнь заводит — направо — сказку говорит…»!! … И страшны и радикально ж реальны эти сказки-сказы Чёрного — о наших Чёрных былях … О том, как наши жизни и наша общая жизнь — стала и не нашей и не общей — да и по-честному и не жизнью-то вовсе! «Единым» Кладбищем Души Живой и планов-мечтаний десятков и сотен некогда живых человеческих сердец и душ! Как река Времени, словно Нева — только ещё больше, шире, глубже, ещё велИче, грандиознее и многоДОннее — и свинцово черепа- и души-проламывающе-тяжелее — повернулась Вспять Сама Жизнь! Словно бы нарушая направленную Симметрию Вселенной-Населённой Жизнью — Время как бы обернулось против Жизни самой, пошло на неё — тотальною Войною! Дмитрий образно, детально и художественно-точно описывает, как Жизнь — временно — обернулась — Смертью… Словно самый близкий и родной друг-человек — злейшим, смертельным врагом — суккубом-оборотнем! Прав, абсолютно прав Фред Энгельс: «Если жизнь и смертна, то важно сделать так, чтобы Смерть — не жила!!»

Нас затопило цунами мелкобуржуазности в 1980-1990 годы, говорил я, перефразируя Александра Ярославича Невского, который объяснял брату своему князю Андрею причины временного поражения-порабощения Руси — будущей интернациональной России-С.С.С.Р., от татаро-монгол, так: «Что можно было сделать? Вся Азия — на коне!». Невский говорил это, перекликаясь в нашем будущем Будущем с сыном Анны Ахматовой и Николая Гумилёва Львом и его «Великой Степью», Балабановым и Бодровым-младшим с их во-многом почти-гениальными и всё же — на деле анти-братскими, гениально-хладно отчуждёнными «Братьями» и эпичным выяснением: «В чём сила, Брат?» — Поиском Себя в этой силе — и её Самой! «Ты говорил: Город — это сила! А здесь слабые все…». — «Потому и слабые, что город (бюргерство — буржуазия — Р. К.) силу всю забирает…»! Выпивает, словно кровь — вампир… Отсюда и вся великая Музыка-Эпос этого фильма — его хладные чувство и философия волнами плещут в ней… Холодный огонь Цоевой «Звезды…», жаждущий согреться сам и стать горячим — неотчуждённым — Живым!! …

 

«Космическая музыка

Вплывает в деловой наш разговор!…».

Иван Баранов… Одна из Глав в книге Дмитрия Чёрного называется «Иван — а значит, вся Россия»… Да, пока так! Ваня Баранов… Ученик зло временно счастного Бийца, которого сам Иван Упомянул в книге (и жизни!) так: «Отряд не заметил потери Бийца!» — того самого Бийца, который, словно Сальери — Моцарта, отравил тогда-ещё-коммуниста Ваню, зомбировав ненавидеть живой дух и синоним социализма-коммунизма Иосифа Сталина… «Репрессии, репрессии…» — прям как: «Пиастры, пиастры!» — Биец своей самой ходкой фальшивой валютой троцкистов продолжает доказанно-мёртвое тухлое дело Хруща, клеветой его и Льва Троцкого продолжая марать дух и мечту святую человечества всего — лишая гуманизм и человечность, скажу словами-образами Акирэ Куросавы и Таширэ Мифунэ, «уверенности в своём Мече»… Лишая великий интернациональный народ силы, права и сознания необходимости защищаться — его «дубины народной войны» (Лев Толстой), его сказочно-эпично-философского Меча-Кладенца, разламывая единый стальной, живой клинок коммунизма — Ленина-Сталина (и их продолжателей!) — на части, отламывая одного от другого и других, как лезвия клинка — так, что у честного трудящегося народа в руках вместо оружия и спасительного хирургического скальпеля — остаются режущие уже нас самих части — осколки… Крах миллионов Иванов Барановых вызван никоим образом не коммунизмом, а именно присвоившим его имя и фразеологию и одежды «убивающим и подавляющим» своей вонью злейшим смертельным врагом коммунизма-марксизма — научно-художественного гуманизма, живой человечности — врагом по имени ревизионизм, буржуазный «коммунизм», «бездушно-бюрократическое и потребительское отношение к людям» (термин, кстати, Иосифа Сталина) горбачёвизм и т. д. … Неудивительно, что, учась у таких Учителей, как ….бийцы, зюгановы и кагарлицкие — и имя им — легионы мелкой буржуазии — как следствие такой развращающей «учёбы» у таких искренних людей-художников, как Баранов, возникает анемия — обескровливание и забитость веры, целостного живого понимания и души самой! И они находят «твёрдую почву убежища» — в самой тюрьме — в «грехе отчаяния», ревизионизма, в тюрьме живого духа — вере в неверие, в смерть саму — т. е., — в религии… Подобное бегство «в тюрьму» Замолчавших Барановых — по-своему всё же честнее и искреннее, чем иллюзионно-лживый «коммунизм» самих в него не верящих зюгановых и легионов с ними бийцев и прочих… горбатых сердцем и душою!

Мой друг профессор — психолог Александр Александрович Волков — легендарный Саныч — любит говорить: «Важно, чем наполнить жизнь! Важно наполнение жизни, чем именно мы сами её наполняем!» Вот именно об этом и книга Чёрного… Чем мы — и не мы тоже — наполнили наши жизни и всю нашу Общую жизнь в целом… Что мы сделали с Жизнью? С Временем нашим? С САМИМИ СОБОЙ???!! С Человеком — в нас и вокруг нас!! Влили яд себе (и нам!) в уши — научившись этому у брата — Убийцы короля Гамлета! Во что мы их превратили — и позволили — и кому ещё позволили! — это сделать… ПереПутали — и продолжаем Путать! — друзей и братьев и сестёр наших — со смертельно-смертными врагами нашими! Это всё равно, что переПутать Александра Невского или Владимира Мономаха — с последним императором-предателем «Маньчжоу-Го» Пу И… А отчасти и — честность тоже ведь бывает именно «первой степени — она же и последняя» — продали… В фарс кровавый! Кому и за что отдали мы её — и Родину и Жизнь — продевальвировав ахово даже и против легендарной чечевичной похлёбки… А ведь дело-то в том, чтобы в принципе не торговать ни собой — ни другими, чтобы, как у толстовского «Хаджи-Мурата» и его товарищей — ремнём связать себя с ними, с другими людьми — сталинскими «братьями и сёстрами», и тем спасти свою и их, каждого и общую человечность и чтобы — «Здесь ничего не продаётся!» И никого не продают… «Мне тянут руки, души, сигареты!», — пел центро-московский сосед Дмитрия Чёрного Владимир Семёнович Высоцкий — друживший с отцом моего друга — потомственного поэта Марата Юрьевича Соболева… В книге Чёрного слышится голос самого Хроноса-Времени — и Матери(и) — Жизни: «Где братья и сёстры Ваши, Авели и Юлии Друнины? Где сам ты, Каин? Что сделал ты с ними — и с собою? Кровь сестёр и братьев ваших вопиёт к Небесам!» Вот на вопросы эти — что именно и как мы — и не мы — сделали с собой и со всеми — став временно точно не нами и не самими собой — чётко и песенно-поэтично отвечает книга Дмитрия… Времявспять… «Иван, а значит — вся Россия…». Это с нами со всеми произошло и всё ещё — происходит! Чёрный пишет и как писатель и поэт и музыкант и психолог одновременно… Не зря он писал диссертацию по Выготско-Внутреннему голосу… Пишет исключительно,  радикально глубоко — правду саму, как она есть!… Потому книга и читается вначале тяжело — как настройка музыкального духовНого инструмента — пока настраиваются души и дух человеческий… Но через какое-то число страниц, «настроившись», начинаешь опасаться, что она всё-таки закончится, и радуешься, что Время у тебя ещё есть… Ещё! А это — в моём понимании, наряду с перечитыванием — одна из высших характеристик и для книги и для творчества вообще! А есть ещё такая — её буквально страшно перечитывать!… Тоже «высший знак отличия» творчества — хотя Времявспять я перечитать всё же хочу… В книге и уровень «истины в форме правды» почти что запредельный — но вот именно что почти — и стиль экстремально-кинжально реальный и реалистичный… Радикальный реализм Чёрного — это стимул-реакция на запредельное обездушивание и обесчеловечивание — «глубокую мозговую кому» — бывшего и будущего нашего общества (в том числе и очень многих гуманистов-«коммунистов») — обездушивание человекоторговлей, забитием и забитостью, словно на бойне не овец, а Человека — забитие буржуазностью и буржуазией… В этом он достойно продолжает дело Николая Васильевича Гоголя, Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина и Фёдора Михайловича Достоевского и «Максимально Горько-Правдивого» Горького! Чёрный художественно-фактографически и песенно-поэтически летописал пройденно-проваленный нами путь в уже наши «Сто лет одиночества»… Хотя, конечно (если уж выбирать!), всё же лучше бы нам «национализировать-культивировать» у нас Побеждающих Фиделя и Че, чем обоих Великих Гарсиа Лорку и Маркеса!

Читал я раньше и книгу стихов Дмитрия «Хао Сти»… Стих там, действительно, сложно хаотичный… Слушал прекрасные песни с альбомов «Эшелона» Баранова, Чёрного и друзей — товарищей их:

«Если дело отцов

Станет делом твоим…

Только так победим!

Только так Победим!!!! …

Ленин!!!

Партия!!!

Комсомол!!!…»

Я люблю разъезжать на машине по городу, громко, «на всю» (но не ночью!) — слушая именно эту песню и именно в исполнении «Эшелона»… Психолераксирую, так сказать… Душою отдыхаю, по-русски говоря!

Где же брат наш с Вами, читатель, Иван Баранов?… Или «не брат он» уже нам? Анти-общественные классы разрывают — не велят? Сколько легионов таких Иванов — «имён их»? И разве ж только имён — сердец, жизней, глаз — Небес души — и самих душ!… И гарантированы ли мы сами, уважаемые товарищи, от того, чтобы по-барановски, не «воуверовать»?? Вот именно чтобы этого «не случилось» — и надо и писать и читать и понимать такие книги, как «Времявспять» — и таких людей, как Иван Баранов и Дмитрий Чёрный! И — самих себя! О чём товарищ Чёрный свою книгу и написал! Чтобы, даже и нахлебавшись «мёртво-капиталистической воды» — самим нам — козлёночками не стать! Единственное, чему «эффективненько» помогли помолодеть в России горбачёвско-ельцинско-путинско — похищенные и измаранные «безвременные времена» — это помолодеть у нас Смерти самой… Она в России современной — Африке хладнОй — молода, как почти что нигде и никогда… Словно гоголевская Панночка сама — и снова ожила! Молодой и полной Крови она стала — какой Панночка Смерть была буквально Вечность назад — сразу же после рождения её… и не на Свет — а во Тьму саму!.. Спрашивает это История… Спрашивает нас сама Жизнь… И чётко — часто до страшного и жуткого — почти что по-военному чётко и точно — отвечает потомок дворян и внук сотрудницы Н. К. Крупской писатель-поэт Дмитрий Чёрный… Однажды и нам всем придётся отвечать и ответить действием на эти вопросы!… Дмитрий в жизни— близкий сосед того самого Большого Каретного, который продала за пятак российская буржуазия, «о сердце которой действительно ломается любое — самое разное — перо»… Вот где — твой и наш Каретный, Владимир Семёнович!!… На рынке — заложен — продан — перепродан! Реновирован — проституирован… — в процессе данном… Который однажды пошёл — и до сих пор — катит — по живым людям и душам людским! Дмитрий устраивал мне экскурсию по Центро-Московским дворам его детства — в том числе и по Каретному… Где сейчас реально много пистолетов и патронов, много подлинно беспросветно-чёрного — и мало и подчас совсем (почти!) нет человечности… Насколько там нет коммунизма (Ленин: «Коммунис — значит, общее!») — ровно настолько же там нет и человечности, живого и подлинного, а не болтологического гуманизма-коммунизма, людского среди нас, людей… Это всё и описывает Чёрный — Космически описывает… А в Космосе и тёмная энергия есть, и тёмное вещество — и Люди-чёрные дыры — но и Люди-Солнца здесь тоже полыхают — горят!! Прав и актуален сейчас как никогда великий Назым Хикмет:

Если я гореть не буду ?!…

Если ты гореть не будешь?!…

Если мы гореть не будем?! —

Кто тогда развеет Мрак?!

Кто ж тогда согреет нас? А детей и «бездомных» — на бывших «наших» улицах? Кто? Опять — Феликс Дзержинский? Расплавит горячей кровью своего человечьего сердца лёд бесчеловечия отчуждения — эгоизма — этого рака души и сердца — индивидуализма — потреблятства — буржуазности — лжи и бездушия? Кто, кроме честных трудящихся людей — кто, кроме нас самих?

«Продавшие социализм» — называется гениальная книга «западных» учёных Кенни и Кирана… Несколько лет назад я купил её в бывшем (его сейчас там уже нет!) «Читай-городе» почти на выходе из «Третьяковской галереи»… Авторы книги цитируют Фиделя Алехандро Кастро Рус: «Социализм в СССР не был убит… Он покончил с собой…». А вот как именно и кто доводил нас до массового, коллективного и личного сумасшествия и самоубийства (и взаимо-брато-и-сестро-убийств!) — доводили собственной и собственнической душевно-трупной вонью — об этом документально-хронистически (чем-то действительно напоминая чудесные «Хроники царствования Карла IX» Проспера Мэримэ) — художественно свидетельствует поэт-москвич, автор «Поэмы столицы» Дмитрий Чёрный …

…Высокопоставленный офицер Комитета Государственной Без…Опасности (!) С.С.С.Р. готовит «путч» (??) Государственного же Комитета того же С.С.С.Р. по Чрезвычайным Ситуациям (Г.К.Ч.П.) — чтобы приватизировать сам себе и бандой своей тогда ещё народную «нефтянку»… Становится для этого — уже экс-офицер, продавший свою экс-честь и экс-Родину — буквально убийцей на разборках за долги… «Работает» он непосредственно на ныне широко известного Вагита, которого — «силоволигарха» — барельефно-скульптурно (души-то у этого барельефа и в жизни нет!) описывает дипломированный — и «по жизни» ещё и (кроме всего прочего!) психолог Чёрный… Сталин говорил намеревавшемуся «от отчаяния» эмигрировать Михаилу Булгакову: «Вы думаете, русский писатель сможет жить заграницей? Вот и я думаю, что не сможет…». Так и советско-русский писатель — просто не может быть НЕ психологом, глубинно знающим и чувствующим человеческие души… Ведь именно Фёдор Достоевский, Салтыков-Щедрин, Лев Толстой и Антон Чехов, а не хоть и подлинно выдающийся учёный Зигмунд Фрейд — создали современную психологию и психоанализ! Вагит этот «знаменитый» с утра буквально «с бодунища» — пил всю ночь с Борькой-дуболомом и Страноломом-людоедом Ельциным (его моральные деградация, «алкогольный распад личности» и согласие в связи с этим «абсолютно на всё» (как и в случае с буквально сломано-уничтоженным буржуазией же для своих целей Адольфом Шикльгрубером-Гитлером) — были и крайне выгодны капитал-империализму — и им  же исключительно «эффективно» использованы!), делил и заживо выпиливал, выпивая, Родину нашу с Вами и нашу уже ныне — Временно! — бывшую «нефтянку» — наше бывшее Министерство нефтяной промышленности С.С.С.Р. — ныне временно известное, как ПАО «Лукойл», где я когда-то имел Не-Счастье работать… Вся почти что Жизнь у нас с вами — Временно — Бывшая, дорогой Читатель! Пока мы не сделаем её снова — жизнью Человеческой и Живой! «Мама, это Правда, / Мама, я опять — Живой!» («Агата Кристи»). Нашей — снова Жизнью Нашей! БГ, хоть и «врёт по жизни» — в данном случае — «врёт правдой»: Давно «Пора вернуть эту Землю — себе!». Вообще же, только сейчас все эти рок-hitы, все эти «Another brick(и) in the Wall(ы)» — становятся и по-настоящему понятными и полностью — действительно — дешифрованнно-актуальными — это когда ж именно, интересно, были (и кем же?): «Здесь сброшены орлы — ради бройлерных куриц (?) :-) И я (мы) держу равнение — даже целуясь — На скованных одною (золотой — Р. К.) цепью»?? — не СейЧас ли именно? А, товарищи Бутусов и Ко??

…Александр Накидонский — (тоже!) бывший хирург с заводского стационара, променявший и Гиппократа со всей его и клятвой и искусством править здоровьем и лошадьми — на искусство «бомбить», «правя «шихою» своею»! Чем же — не клятва «ШихаКрата»? Только он — конечно же, вполне себе анти-Иван Полбин! Накидонский «бомбит» на своей «шестёрке», развозя по Москве проституток, валютчиков, фарцовщиков и бывших государственных «комитетчиков», глубоко пробуривших, подорвавших и продавших народное сознание и подсознание вместе с самим народом — его создателем и носителем; пробуривших Аорты, Сердце и Душу Народа до пульсирующих фонтанов чёрно-кровавых нефте-«баксов»… Врач, хирург, продавший своё искусство, лечение, лЕкарство — за должность «фюрера» (водителя!) проституток и убийц и дослужившийся до водителя (чем не «тоже-фюрер»?) в службе безопасности ЛУКойла — Лангепас-Урай-Когалым-Нефти — это уже мои армейские познания в экономической географии… Служили с нами «медведи» — сибиряки оттуда — прекрасные ребята Сергеев и Коля Негодяев из Омска — они и расшифровали мне «словобрэнд» ЛУКойл впервые!… Накидонский «накидывает» водку — затаптывая, унижая и унижаясь, продав и сменяв душу и свою чистую талассо-буколическую любовь к Русалке, ставшей затем его женой — обменял, как рубли на «баксы» — на любовь к проститутке — и там и там любовь его была как бы настоящей (как бы такая любовь именно не погубила б Мир!) — если только когда-то вообще возможно будет определить, где он сам — Александр Смердяковский-Накидонский — этот новый Медичи не-Великолепный и Анти-Че Гевара — где и когда Накидонский сам — настоящий… Этакий он Чеховская «ДушечкО» — во теле лишь мужском! Кроме как в детстве, конечно, ребёнком — да, тогда — был… Он и сам всё это, себя, душу и сердце свои — потерял, растоптал, потерял — в водке не царской растворил (в книге он и с перетрусившим Ельциным и его опричь-вагитами и полночными коржаковыми — водку выпивает, празднуя продажу ими и им — Родины и душ своих и наших!)… Современный водочный Нео-Муму, сам себя и приказавший утопить — и сам себя же и казнивший! И нас с вами за собой пытающийся утащить… Чтобы не были мы живыми свидетелями-напоминанием содеянного ими сначала с собою же самими! Не решившийся и не сумевший, «убоявшийся» (Гоголь, «Вий») жить — мстит всем, не давая жить уже никому — «так не доставайся же ты (Жизнь и непонятное Счастье!) — никому!». Он и Советскую власть уничтожал — у грязно-«Белого дома», от себя бегая и всем мстя за это — и выпивая и закусывая Родиной — с таким же точно нелюдью-Борькой-президентом и его опричь-охранниками и опричь-нефтяниками, переплавившими кровь и труд народные — в нефте-газо-прибыль (для нас же — вполне нам «Убыль»!), сделавшие (временно!) даже кровь горячую и красную Народа — чёрно-золотушною во многом!

Ваня Баранов качает «железо», работает охранником на рынке, трудится-пролетарствует на фабричной линии по расфасовке музыкальных дисков. Вечерами поёт на концертах, становится лауреатом «Песен Сопротивления»! А Александр-Накидонский  — это ведь будущий и затем какое-то время «действующий» тесть Ивана — Вани Баранова…  «Это, — как говорится, — многое объясняет!» Который (тесть!) ещё и имел достаточно чубайсовского главного качества — хамской наглости — он ещё и учил (!) этого прекрасного певца — подлинного народного песенного Трибуна — как жить и «зарабатывать на жизнь», «содержать семью и кормить жену», и для этого купить «у отца» — у самого же Накидонского — его дочь, будущую жену Ивана-Вани… Воспитание-завоспитывание закончилось пЫтанием — насилием (а чем ещё оно могло закончиться при таком «подходе», «анамнезе» и отношении??) — у Ивана выбитыми зубами, а Накидонский — далеко не Александр Македонский, конечно, чтобы пусть даже и разрубать подобные «узлы» — в итоге оказался связанным Иваниным ремнём… Так по-старинному Иван добыл себе жену… Добыл, чтобы потерять — и так далее — и «далее — всегда»… Теряя других, мы иногда теряем себя — теряя себя — порой не можем найти уже ничего… В японском «Хакагурэ» говорится: «Что ты скажешь, когда твоё Сердце — спросит?» По-русски же: «От себя — не убежишь!»

Это всё описано Дмитрием Чёрным вполне на уровне подлинно гениальной книги (к сожалению!) учителя Путина и Медведева, бывшего декана исторического факультета бывшего (как много в нашей жизни сейчас всего — «бывшего!») — и ещё будущего! — Ленинградского государственного университета, выдающегося современного историка Древней Руси Игоря Фроянова с его поистине жутко-документальной книгой о предательстве-продательстве Советского Союза «Погружение в бездну». Фроянов — великолепный историк-хронист — на основе этой его книги можно строго-документально, лишь поменяв обложку на «Обвинительное заключение» — доказанно-аргументированно осудить саму ВоСпятную Бездну всю! …Проявился ужасный «синдром князя Трубецкого» (избранного декабристами будущим диктатором и не явившимся на Сенатскую площадь…) и у Ивана Баранова — в час Икс — когда рок-мир, маргинальный, красно-чёрный и Красный мир — вместе! — должны были его Громовым голосом почти-Марата и почти-Дантона объявить с концерта в центре Москвы: «НА КРЕМЛЬ!!! ДОМОЙ!!! ВРЕМЯ ВПЕРЁД!!!». Гудки… гудки… гудки телефона… Не князь, конечно, Баранов — но, как и Трубецкой на Сенатскую, Ваня Баранов на Красную не придёт… уже не пришёл… Будем надеяться — когда-нибудь — таки придёт, вернётся! … Именно о такой литературе, как «Времявспять» Чёрного, и говорил Фидель Кастро: «Я не призываю вас верить… Я призываю вас читать книги!». И я присоединяюсь к его призыву! Тем более, что у Дмитрия Чёрного с Фиделем были общие знакомые, друзья и товарищи — «И, говорят, ещё какие!» — духовный брат Фиделя Уго Чавес, с которым автор Временивспять весело и грубовато-дружески общался в Институте философии РАН (бывшем Коммунистическом университете в здании усадьбы Голицыных — Вяземских — представитель семьи которых был одним из вернейших друзей Александра Сергеевича Пушкина) на «Марксистских чтениях» под руководством друга философа Александра Зиновьева Давида Джохадзе, куда десантник Чавес «приземлился» по им же самим проявленному желанию и инициативе… Предельная искренность и рефлексия Чёрного во «Временивспять» напоминает, буквально заставляют вспомнить такие же  самокритику и отражение (это «Важнейшее качество коммуниста» — говорил лётчик Герой Советского Союза Онуприенко) Эрнесто Че Гевары де ла Серна с его местами и переизбытком «радикального реализма» в отчасти даже отталкивающем и страшном  «Дневнике мотоциклиста» — и глубиннейшей искренней честностью и осознанной гениальной зрелостью «Пражских тетрадей», «Партизанской войны» (тоже радикально-жуткой!), Ангольских воспоминаний командира роты-добровольца и его посмертно — вечно уже бессмертный «Боливийский дневник» даже уже и Смертью самой его освобождённой им Боливии! Че Гевара действительно буквально поджёг собой Латинскую Америку и весь мир — как наш советский Герой Паникаха! Президент современной Боливии — индеец Эва Моралес — тому живой и вполне действующий свидетель!… Честнее книги, чем «Времявспять», я об этом времени безвременья и провального межвременья не читал! Книги о том, как убитый и растоптанный капитализмом Человек — может (если захочет и не «убоится»!) всё же родиться вновь — и есть у него шанс, возможность и протянутая Рука — для этого! Слышите, индивидуальный и коллективный Иван Баранов?? Родство вспомните своё!!

…Московские анархисты… Требуют Свободы!… Поистине ЗлоВОЛЬно требуют они её — свободы быть им самим и делать других — рабами… Чья ныне держава — така и «Свобода»! Геббельс, 1934 год, Нюрнберг (документальный «Триумф воли» Ленни Рифенштайль): «Мы всегда хотели владеть сердцами людей!». Ну, ещё бы! Самый разгар перестройки, С.С.С.Р., Россия, Москва… «Перестраивают», насилуют, буквально, как разбойник Прокруст, ломают и хрустят кости, суставы и жилы у народа на Дыбе Контрреволюции — «вбомбливают» Время в Безвременье, а жизнь — в Смерть, в каменный век бездушного бесчеловечья, любовь — в проституцию и секс — всего лишь ведь в «Пол» — а Пол-Человека — ещё не Целый Человек!… Микро-эпичные диалоги Накидонского с анархистами в очереди в Макдональдс, который только-только открылся в Москве… Огромные очереди — из променявших Мавзолей Ленина — на мавзолей мини-Бакса и мега Биг-Мака… «Классово — однородные они», — не так давно говорил мне писатель Максим Калашников недалеко от другого «Мака» — на Чистых прудах, вполне символично — возле памятника Александру Грибоедову — великому Гению, разорванному на части «ракшасами» его Времени — предшественниками современной анархо-мелкой- и микро-буржуазии. Накидонский предлагает молодым анархистам помощь — «подвезти, мне по пути» и т. д., ему и действительно «с ними — по дороге»… А в конце «дороги» той — и мёртвые с косами — и плахи с топорами… Много там всего! И расстреливают Героев товарища Остапенко и его самого и многих других — и это также радикально достоверно описывает Чёрный… И жуткую ситуацию с БТРами в тоннеле — как кошмарно-синергетический, конкретно-жизненно-философский кровавый образ всего Союза и даже человечества, которому надо сверять Время давно уже по Георгию Свиридову — Вперёд — в Коммунизм = Человечность — и наконец совершить смертельно-жизненный скачок в анти-догматическое коммунистическое государство (= «царство свободы», Фред Энгельс), которое (государство!) в мировом масштабе затем надо бы выкинуть «за исторический борт» («в музей древностей!» — Маркс и Энгельс писали) — но ребята-«водители» машин (БТРов) этого не видят, не понимают, трагически не могут просто видеть — им ещё и целенаправленно «заливают» — завязывают глаза — смотровые щели, они паникуют, их жгут, они стреляют, люди гибнут — и погибшего принимают за пьяного уже Бездомного, которых тогда время, отвергнутое вспять — вдалбливало (только ещё начинало!) в почти Ничто — и затем уже миллионами — в кровь, грязь, брошенность-одиночество, холод отчуждения и смерть… «Несовершённая революция мстит за себя!» — говорил-пророчествовал Карл Генрих Маркс. Суть же его пророчеств в том, что он просто (!) великолепно знал и понимал людей!

Жизнь прожить — действительно не поле перейти… Часто она бывает похожа на поле военное, минное — и не одно! Дмитрий Чёрный написал книгу, по которой будут — и надо! — снимать фильмы — и фильм(ы) буде(у)т уровня — и это необходимо — не слабее Леонардо-да-…Быковского «Аты — баты, шли солдаты…», Климовского «Иди и смотри» и Балабановского «Брата»… Хотя и гуманнее, человечнее двух последних, безусловно! Радикальный реализм Дмитрия Чёрного радикален по-настоящему, реально не по-детски! (хотя в «детском» детстве — всё как раз только и именно хорошее! — по крайней мере, так именно должно быть и — было же!)…

«Только что посещённая блондинка Лена», тусовки-оргии в Подмосковье, культово-культурный «уровень» и энергетика на концертах и после них, избиения музыкантов болельщиками-тусовщиками «с района», похабнейшие приставания педофила к старшекласснику в троллейбусе Днём (!) в Центре столицы (чем не гениальнейшая картина, иллюстрирующая реальное содержание и сущность буржуазной «демократии»!?), жуткая своим свирепым отчуждением от человеческого сцена психо-физиологической разрядки с проституткой на пожарном лестничном пролёте, губная помада «от неё», которой высокомерно-элитарно-понимающе улыбается иностранец у писсуара опять же в МакДональдсе… Прям реально чувствуется, что дымящейся кровью (В. Высоцкий и Л. Гайдай) эти похабно-отчуждённые ухмылки ино- и  внутри-странцев смыты будут и только ею они и могут быть смыты… Леонид Гайдай — великий социальный критик и именно нерелигиозный пророк — продолжал — тогда он предупреждал ещё часто глубоко-грустным смехом: «А по каким законам ты её покупал? …Ошибки надо не исправлять!… Их надо смывать… Кровью!!» И я сейчас тоже — совершенно не шучу!…

Года полтора — два назад в переписке с Дмитрием Чёрным мы обсуждали тогда ещё высекаемое им из упругой и сопротивляющейся Материи Времени «Времявспять»… Я слушал альбом и мою любимейшую «Священную войну» в обработке и исполнении «Эшелона»… Написал ему: «Баранов таким голосом (и Сердцем!) поёт мою любимую песню — будущий гимн нашей Родины: «Вставай, Страна Огромная!!! Вставай, на Смертный Бой!!!», что чувствуется — он Сам не верит в то, что Он сам же и поёт… Он так поёт, что Страна и тогда бы не встала — и сейчас не встанет!! Зажигает только тот, кто сам — Горит!!». Чёрный ответил, что я понял, о чём именно он пишет… Страна встанет — время пойдёт (и полетит!) снова вперёд — в Жизнь — но петь надо или по-настоящему поднявшимся — или тем, кто встать собирается по-настоящему, ВЖизнь, а не лечь — спрятаться-сбежать — «ВДомик» под именем Вспять… «Рабы, осознавшие своё рабское положение и борющиеся против него — это революционеры», — писал Владимир Ленин. По-настоящему радует, что радикальный психолог живёт живым и чутким Сердцем художника-поэта и поёт ритмами «Поэмы столицы» москвича — Чёрного… Горячо и страстно любит — и так же горячо и хладно «любит отрицающе» — Ненавидит! Да и невозможно в разрубленном заживо классовом обществе — по-иному! Об этом говорил и Фидель о Че…ловечнейшем «Че — это художник Революции!». Чёрный не ругает, не оскорбляет, ни в коей мере не злорадствует и не «возвышается» над падением — оступившемся отступлением своего друга-товарища Баранова — хорошо, что есть в жизни такие друзья, как Чёрный у Баранова — пусть и бывшие или временно — бывшие… Иван Баранов — Советский человек из хорошей Советской семьи профессиональных музыкантов, которого воспитали и очень поддерживали его родители — прекрасные, культурные советские же люди! Отец Ивана долго лежал с инсультом, потом Ваня и его похоронил… Война по нашей Родине идёт, топчет и жжёт Народ, полыхает!! «Враги вновь сжигают родную нашу хату — Россию-Русь-С.С.С.Р.!». Война против всех Нас… Ваню Баранова буржуа-капиталисты и церковники буквально забили до того, что он сейчас и просто и сложно не может буквально «головы поднять», не может верить в себя, в людей, человечество, в любовь, человечность, веру, жизнь и надежду саму — и ровно и именно настолько и постольку Баранов «верит» (вынужден верить!) в бога… Тому кому, буквально забив его, запретили верить в самого себя — тот «верит» (ему только это и «оставили», «позволили»!) в себя отчуждённого и убитого, называемого совокупно — богом! Вот, что такое бог на деле — это страх и забитость, именно песенно-жизненная Не-Любовь и анти-любовь, запрет и невозможность любить, «лимит на веру, надежду, жизнь, любовь = на революцию», сколько и чем бы господин Зюги ни зюговал — ни махал (как в книге!) и ни орал! Чёрный «Временемвспять» показал за-Бийство душ десятков и сотен миллионов советских и мировых всё ещё в глубине «немного живых» (Салтыков-Щедрин) душ людей — и протянул им руку этой книгой — Поэмой Человечности — именно Анти-религиозной и подлинно Живой… А настоящая живая человечность необходимо и должна быть — анти-религиозной! Иной просто нет и быть сейчас уже не может! Обрушившемуся «молчанию Барановых» Чёрный построил Временный Воспятный мост «от Вспяти» — тот самый «Золотой мост», о котором говорил ещё князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов… Ну, или уже — виднеется Впереди — «Чёртов мост» — и штурм его по плану генералиссимусов Александра Суворова и Иосифа Сталина…

Когда России было смертельно плохо, лучший психолог (пониматель и оживитель Души), заслуженно Владеющий душою мира ВладиМир Ленин (тезисы об этом — «Ленин, как психолог!» — я готовил несколько лет тому назад на Европейский конгресс психологов и психотерапевтов в Ломбардии, в Милане) спас сотни миллионов людей своим лично-общественным творческим героическим подвижническим трудом, отразив это в «Как едва не погасла Искра», «Национальной гордости Великороссов», четырёх гениальных статьях о Льве Толстом и «Тяжёлом, но необходимом уроке» и др., буквально вырвав Россию, С.С.С.Р. и человечество из когтистых лап кровавых хищников мироВоенного империализма, у их «бизнеспреступления, ради которого они торгуют и едят (чаще — психологически, «идеально» и духовно!) мужчин, детей и матерей — прибыли ради в триста и более процентов»… Горький в такой же общественной ситуации-обстановке писал «Итальянские сказки», где Мать убивала своего сына — генерала-империалиста… — убивала — Женщина, Жизнь родящая — родившая… жизнь, которая стала Смертью, стала убивать — и потому мать убила своё, отчуждённое от неё, ставшее ей и всем людям чужим и враждебным — уже не своё дитя — убила Войну… И тот же Максимально-Правдиво Горький («Радикально-Реальный»!) писал — о мальчике, увлёкшемся бабочкой — и провалившемся в пропасть, всю жизнь камнями прорубавшемся сквозь бездушно-мёртвые камни к Матери своей — и он в конце концов прорвался к ней сквозь них — к ветхой-преветхой уже старухе, дождавшейся сына-старика, пропавшего ещё совсем ребёнком… У Старика-сына на руках лёгкой бабочкой выпорхнуло её последнее дыхание, сбережённое всю жизнь для него… России сейчас снова, как тогда — смертельно, КонцЛагерно, Бухенвальдски плохо… («Кюхельбекерно и тошно!» — ещё шутливо-весело писал Александр Сергеевич…) — и Чёрный сейчас снова необходимо прав, радикально-реально психо-хирургически снова Правдой — скальпелем словно — леча, оживляя свою и нашу Родину, а не «оптимизируя-толерантируя» её… Прав, как Ленин был прав — верят или в жизнь, истину, добро, справедливость, в себя, в людей, в любовь — или в тошно-хладное отсутствие всего этого — в бога… Без дел вера действительно мертва — мертвее даже мёртвой! Поистине, «или — или»! Ленин писал Горькому именно об этом: «Боженька — это труположство!». Шоковая терапия гайдаро-чубайсовских убийц народов («Доктрину шока» канадки Наоми Кляйн), совестЕй и душ уже породила духовно-общественные иммунные анти-тела, одним из которых и является «Времявспять» советско-русского поэта, музыканта и писателя Дмитрия Чёрного.

«Эшелон» с советскими танками, как всегда в нашем детстве, задерживается, даже объективно опаздывает — но честно мчится на всех парах — и таки приходит на поле боя и Побеждает… «Всегда до Победы!» — говорят наши латиноамериканские сёстры и братья… Чёрный послал сигнал «Эшелона»: «Родина видит!» — «Родина знает!» — «Родина чувствует!». «Чувствую! Слышу!», — логотерапией, целостной и чувствующей, понимающей, живой осознанностью Гоголя и Франкла ответил НЕО-«Бульба» — Чёрный… Поэт всегда именно так и только так должен и обязан делать — отвечать — отражать — обязан НЕ МОЛЧАТЬ! Поэт — это тот человек, который просто НЕ МОЖЕТ лгать — даже если он этого и захочет! Дмитрий нарисовал гением художника — поэта духовную карту лабиринта Миноса-Минотавра — Людоеда, чтобы С.С.С.Р. и советские люди смогли выйти — вырваться из духовно-оковной комы-наваждения и снова освободить наш «Буковый лес» — Бухенвальд со «свободным режимом перемещения между рабско-рабочими бараками»! Наша задача, обязанность и долг — выйти самим и прорваться, вывести обратно этой картой и дорогой в Жизнь свои души и души потерявших веру в себя, жизнь и человечество «Непомнящих-Родства» Иванов-Барановых — Иванов, а значит, и всю Россию — весь С.С.С.Р. … Выведем!

Дмитрий Чёрный написал гениальную книгу. Он прокричал «за себя и за Баранова», допел за себя и за друга то, что другие не смогли или пока не могут, боятся, не хотят, иллюзионируют выгоду свою в этом «не-видении, нежелании видеть, чувствовать и понимать»! «Не ведают они» — потому что часто невыгодно им это ведать! Читая неоднократно «Тяжёлый, но необходимый урок» Ленина, я думал: «Хотел бы я, чтобы у меня в тяжелейшие моменты и времена жизни был такой Друг, как Владимир Ленин!». То же самое я говорю (и пишу!) сейчас о книге Дмитрия Чёрного «Времявспять», которая на самом деле — подлинно и радикально-реальная карта боевых действий на «территории сердца и души» — тонкая Красно-Чёрная «Ариаднова нить» с точностью до наоборот — во ВремяВперёд — обратно в Живую Жизнь и Надежду!

 

*   *   *

Убитый (да, и это известно — крайне неоднозначный!) и многократно проданный и перепроданный данной анти-жизненной и анти-человеческой системой гений Владимир Высоцкий пел свои стихи:

Здесь никто б не нашёл —

Даже если б хотел —

Руки к верху поднявших —

Всем живым —

Ощутимая польза от тел —

Как прикрытье —

Используем

Павших!!

От границы мы Землю вертели назад —

Было дело, сначала…

Но на Запад её завертел наш Коба (Р. К.) — Комбат,

Оттолкнувшись ногой — от Урала!!!

 

Так — будет! Именно об этом написал своё радикально прекрасное «Времявспять» Дмитрий Чёрный. Это — именно Та Литература, которая Жизненно нужна России — всё же и всё ещё живой части Советского Союза. Об этой «крайне необходимой, СвоеВременной» Литературе говорил и Владимир Ленин, характеризуя книгу «Мать» Максима Горького в дружеской беседе с ним же (см. его «Литературные портреты»), о ней пел и Владимир Высоцкий: «Значит, Верные книги ты в детстве читал!» — и говорил Фидель — что значит — Верный, день Памяти которого был на этой неделе — и я снова полностью присоединяюсь к его Кубински-Пламенному Жизнь обновляющему революционному призыву:

 

«Я не призываю вас верить… Я призываю вас — читать книги!!»

 

Очень, самые разные, но в Сердце — в Главном — такие, как

«Времявспять» Дмитрия Чёрного, ибо Лучше и Живее всего верить в Коммунизм = Человечность, когда твоя Вера основана на Осознанности-Знании и Жизненно едина — одного с ним Живого Народного корня!

Руслан Каблахов

Живая мёртвая жизнь. О книге Дмитрия Чёрного «ВремяВспять»: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + 4 =