Марксисты против марксизмаВ последнее время появилась мода на так называемые «марксистские кружки». Кружки эти стали появляться как грибы после дождя. Но, несмотря на это, успехов у коммунистического движения не прибавилось. Зато появилось много теоретиков, прочитавших полторы книжки, мнящих себя великими марксистами и корифеями диалектической логики. О них и пойдет речь.

Как бы они себя не называли, всегда нужно понимать, с каким политическим направлением мы имеем дело. Это не теоретики, которые вдруг появились, не начитанные фанаты литературы. Их культурный уровень часто уступает среднему уровню образования в народных массах, которые они бичуют за «реакционность». Само слово «философия» было для них до недавнего времени чем-то непонятным и весьма далеким.

Это те самые люди, которые всего несколько лет назад бегали с флагами, пропагандировали акционизм, и к изучению теории относились снисходительно. Их демонстрации и митинги были немноголюдными, собирали не по несколько десятков, а просто по несколько человек. Такая небольшая численность вполне соответствовала теории, которой они следовали: революцию творят не массы, а личность, которая есть революционный субъект. Они планировали совершать революцию с помощью убеждения. Если можно убедить одного человека, то почему бы не убедить тысячи и миллионы. Если сегодняшний человек, в отличие от прошлых веков, грамотен — значит он и сознателен, стоит лишь привести его сознание в надлежащий вид. Это одна из самых наивных ошибок сегодняшнего индивидуализма — переносить качество отдельного человека на все общество.

В связи с болотными событиями и последующими репрессиями акционисты и бегуны с флагами ушли с улиц, где за свои действия они могли нарваться на реальный срок, и переместились в философское и теоретическое подполье. Тем не менее они сохранили те же привычки, тот же уровень культуры и ту же незамысловатую идеологию. Теперь они хотели воздействовать на сознание человека с помощью философии.

Как общество или класс может учиться чему-либо, как происходит развитие его сознания, сознательности? Только проходя определенные стадии экономического развития.

Перед революцией российское общество и российский пролетариат прошли последовательно несколько стадий революционной борьбы: борьбу против думской монархии после 1905 года, борьбу против временного правительства в 1917 году. И каждый из этих этапов надо было пройти, чтобы понять необходимость дальнейшей борьбы, перехода на новый этап. Так развивалось сознание пролетариата. Агитаторы могли только помочь этому процессу ускорить это развитие, но никак не заменять агитацией практику общественной борьбы. И что более важно — сами агитаторы проходили все эти стадии, их сознание тоже развивалось вместе с ходом событий. Не агитаторы определяют ход истории.

Через эти стадии легко проскакивает сознание отдельного человека, но невозможно перешагнуть обществу. На таком «проскакивании», в том числе, основаны и либеральные иллюзии, мол, можно ввести необходимые законы, и общество сразу заживет как надо. Иллюзии о том, что общество можно убедить так же, как и отдельного человека — того же происхождения. Если человек способен переехать за границу и превратиться там в цивилизованного европейца, то почему нельзя вырастить такого европейца на родине, установив необходимые законы и правильно отформатировав мозги?

Левые размышляют таким же образом, только вырастить они хотят коммуниста с «развитым диалектическим мышлением». Поскольку коммунистов в реальной жизни мы не наблюдаем, то, здесь вся надежда на книги, поскольку в них написано, что делать, и каким надо быть. Но простое копирование действий из книг ни к чему не приводит — получается карикатура, партия не организуется, социалистическое общество всё не строится. Тогда ответ начинают искать в глубинах философии. Не в материалистических законах развития общества ищут они возможности для революционного преобразования человека, не в том, чтобы освободить это развитие от оков и тем самым направить его по верному пути. Нет, здесь пытаются искать «ключ» к индивидуальной человеческой личности, крючок, за который мудрый философ подцепит человека и поведет в правильном, революционном направлении, научит жизни. Поэтому и изучают они законы человеческого мышления, пытаясь постичь его тайны и «стать инженерами человеческих душ».

Почему они, якобы марксисты, выбрали именно такой метод? Потому что считают, что после появления государств либерального благоденствия, золотого миллиарда классовое деление исчезло, человек превратился в обывателя, конформиста, и вся борьба теперь перемещается в культурное, психологические поле. Борются теперь не классы, а бьются друг против друга капиталистическое и социалистическое сознание. Вот к такому, совершенно идеалистическому и антимарксистскому выводу приходят современные начитанные «марксисты» — философы. На этом же, по «случайному» совпадению, основывается и европейская послевоенная «левая» философия.

Но разве действительно послевоенное капиталистическое общество не испытывало никаких проблем? Ведь именно на этом основывается неверие современных «левых» в социальную революцию и в человека в целом. Конечно нет, капиталистическая экономика испытывала свои спады и подъемы, кризисы. У капиталистической экономики первого мира, помимо расширения рынка и эксплуатации дешевой рабочей силы есть свои, внутренние проблемы, как есть они и у капитализма в целом. Они предпочитают не замечать крах Бреттон-Вудской системы в 1973 году и последовавший за ним кризис, «свинцовые семидесятые» в Италии и левый, мелкобуржуазный терроризм по всей Европе. Да, капитализм, якобы, оправился от этого удара, переведя производство в страны третьего мира, но это нанесло удар и по метрополии оставив там бесполезное для экономики население, требующее «хлеба и зрелищ», занятое примитивным трудом в сфере услуг, и быстро теряющее грамотность — т.е. капитализм встал на экстенсивный путь развития, путь русского помещика, что не сулит ничего хорошего самой европейской буржуазии. «Левые» не замечают, что население метрополии живет в долг, на кредиты, которые ни они, ни их потомки оплатить не смогут, что доход среднестатистического американца с 60-х годов не вырос, а даже уменьшился. Одним словом, они не замечают внутренних проблем капитализма, будучи способны видеть лишь эксплуатируемый третий мир, как неиссякаемый источник дохода для мирового империализма.

 

Разговоры об эксплуатируемом третьем мире тоже часто служат для отвлечения от борьбы, рассказов о невозможности построения социализма в данной стране и необходимости для тех, кто хочет социализма, ехать в джунгли и бегать там с автоматом, либо сидеть и философствовать дома.

Но вернемся к философии. Средством растормошить обывателя, вырвать его из спячки, является борьба с формальной логикой и обучение его логике диалектической.

Обыватель скучает и не проявляет активности, поскольку его материализм созерцательный, «фейербаховский», т.е. он наблюдает явления внешнего мира застывшими, отсюда и его косность, отсутствие творческой инициативы. Проблема здесь, с точки зрения т.н. «марксистов», заключается исключительно в устройстве мышления индивида, а не в условиях внешнего мира.

Здесь на помощь, как универсальный движитель, лекарство от скуки и инициатор творческого мышления приходит деятельностный материализм, диалектическая логика. Она говорит, что предмет необходимо рассматривать с разных сторон, посмотреть на него в развитии, найти в нем противоречие (это у них, юных марксистов, называется «деятельность»). Обыватель сразу оживает, его мышление теперь работает как надо, и он быстро приходит к революционному марксизму.

Надо ли говорить, что созерцание с разных сторон все равно остается созерцанием, а умственные операции с предметами и понятиями в голове никогда не станут деятельностью. Эти горе-философы хотят выбросить из человеческого сознания всю природу — потому что можно работать с ее образами в голове. Они действительно тащат нас в «душную сферу мышления», т.е. призывают закрыться от внешнего мира и конструировать собственные фантастические представления о нем.

Единственным критерием истины и средством познания является практика, практика революционного преобразования мира, и никаким созерцанием предмета с разных сторон эту практику не заменишь. Молодые философы и тут придумывают отговорку — мол, практика предыдущих поколений сосредоточена в человеческой культуре, а поэтому мы можем использовать и развивать ее как свою собственную. Стоит лишь применить сюда оживляющую диалектическую логику, найти в культуре противоречия — и революционная практика начнет осуществляться путем размышлений на диване, за письменным столом и в тому подобных местах.

Понятно, что никакая это не практика. За письменным столом можно обрабатывать результаты наблюдений за обществом, деятельности и борьбы в обществе и делать из них выводы, но никак не конструировать будущие пути развития общества, исходя из прошлой или настоящей культуры человечества.

Говоря проще — эти граждане забыли теорию отражения, забыли, что человеческое сознание формируется в процессе взаимодействия с внешним миром, с его условиями, с экономическим строем. Оно не формируется типом мышления, который задают философы, не формируется оно и конструированием культурных конструкций, оторванных от материальной деятельности человека.

Таким образом, можно определить характерные черты, которые определяют таких «философов-диалектиков». Во-первых — это ненависть к простому народу (обывателю), который не хочет воспринимать истины про развитие диалектического сознания. Опять же по причине иллюзии — раз я смог усвоить эти истины, то человек, который этого не желает либо глуп, либо находится под властью предрассудков, не хочет просвещаться, получать знания (о законах общественного развития, которые формируют общественное сознание, эти люди вряд ли догадываются). Среди некоторых научных теоретиков звучала даже мысль по-черносотенному этот необразованный народ бить.

Как у Маяковского в стихотворении «Халтурщик»

«Пролетарий
туп жестоко —
дуб
дремучий
в блузной сини!
Он в искусстве
смыслит столько ж,
сколько
свиньи в апельсине.
Мужики —
большие дети.
Крестиянин
туп, как сука.
С ним
до совершеннолетия
можно
только что
сюсюкать».

Во-вторых, это чувство элитарности, принадлежности к особому кругу знающих тайны человеческого мышления, и даже способными этим мышлением руководить, формировать внутренний мир и сознание человека. В результате получается комнатный Наполеон, который мечтает завоевать мир, не выходя из-за стола.

В какой компании оказываются? Увлечение логикой в семидесятых касалось не только и не столько марксистов, это увлечение было повальным. Более всех преуспел в изучении мышления Г.П. Щедровицкий и его методологический кружок. Изучалась там логика отнюдь не с марксистских позиций. Интерес к изучению мышления основывался на возможности влиять на человеческое сознание, форматировать его.

Недавно, на приеме, посвященном памяти Щедровицкого, присутствовала чуть ли не вся российская элита во главе с Кириенко, т.е. те, кому по должности положено форматировать и программировать сознание. По сути это ведь и есть наука о том, что всем правят кураторы, пишущие методички.

Кроме того, на принципах социального коструктивизма, близкого к этим «марксистам» основан  ЛГБТ-активизм: он не считается с природой человека, воздействует только на мышление и культуру (а она ведь продукт опредмеченной человеческой практики, а поэтому материальна — сказали бы «марксисты»), находят в этой культуре кажущийся им истинным (ведь культура материальна и врать не может) абстрактный постулат о равных правах, что ведет их абстрактные размышления к стиранию границ между патологией и нормой. Вот куда заводит отрицание теории отражения и построение абстрактных конструкций без всякой связи с реальностью. Кроме того, у ЛГБТ-активистов видна четкая классовая позиция: они взяли постулат именно о буржуазном равенстве (культура ведь тоже бывает разной). У юных марксистов же классовая позиция отсутствует полностью — у них есть только абстрактное «развитие сознания», и они скорее согласятся с ЛГБТ активистами, поскольку такая позиция кажется «передовой» и «научной».

Такие «философы» по своим взглядам примыкают к антикоммунистам и врагам рабочего класса, политтехнологам, гендерным психологам и прочей дряни. Если бы они были таковыми — это еще полбеды. Но поскольку они упорно называют себя марксистами и маскируются, то такое течение является крайне вредным и грозит увести в теоретическо-схоластические бездны многих способных людей.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 5 =