Мы, редакция интернет-журнала «Что делать?» поддерживаем справедливую борьбу шахтеров Кингкоул за полную выплату их зарплат и пайугля.

Какие именно действия шахтёров мы поддерживаем и считаем правильными?

Мы поддерживаем их требования по выплате зарплат, поддерживаем их протестную активность, проведение митингов и пикетов.

В чем мы видим ошибку?

Борьба началась с опозданием. Мы живём в капиталистическом государстве, где существует непреодолимое в рамках капитализма противоречие между трудом и капиталом, между собственниками средств производства и пролетариатом, живущим за счёт продажи своей рабочей силы.

Поскольку государство буржуазное, здесь господствует буржуазная идеология. На данный момент в нашей стране буржуазия осознает свои интересы гораздо лучше, чем рабочий класс, сознание буржуазии развито настолько, что она может его навязывать своим классовым врагам — рабочему классу. Рабочий класс свои интересы не осознает, за свои интересы он принимает интересы буржуазии. Буржуазия бьет рабочий класс, а рабочие с ней играют в поддавки. Главная беда шахтёров, как и большинства работников всей страны, в том, что из-за своей неорганизованности у рабочих нет своей настоящей, всероссийской и влиятельной партии, которая организовала бы рабочий класс и боролась вместе с ним за новое, справедливое, человеческое общество. И, как следствие, у рабочих нет своих независимых профсоюзов, организованных такой партией.

У шахтёров Кингкоул действительно не было своего профсоюза. Но смог бы  он что-то решить в этой ситуации? На владельца предприятия заведено несколько уголовных дел, о сохранности своего производства он ничуть не беспокоился, наоборот, намеренно его уничтожал. Помешали ли ему как-нибудь проводимые рабочими забастовки? Нет, никак не помешали. Что получили бы рабочие, если бы после двухнедельной задержке заработной платы уволились бы с предприятия? Ничего не получили бы, поскольку достаточного количества других достойных рабочих мест в шахтёрских городах нет. А пока они ходили на работу — сохранялась надежда на выплату зарплаты и возобновление производства. Действия владельца предприятия косвенно свидетельствуют о том, что он является не самой самостоятельной фигурой в этой трагикомедии, и, вполне вероятно, что за ним стоят люди более высокого уровня, более влиятельные. Таким образом, наличие юридически оформленного профсоюза и юридической профсоюзной борьбы в данной ситуации никак бы не помогло рабочим. Но что бы им могло помочь?

У шахтёров, как и у всех рабочих России, нет своей партии. В предыдущей статье мы показали, почему такой партией не является КПРФ. Повторим. Главная причина в том, что КПРФ не является партией, представляющей рабочий класс, в том, что она не занимается его организацией, не повышает его сознательность, не развивает теорию, затушевывает различия между классами и фактически служит подпоркой режима, таким инструментом, который заточен под то, чтобы рабочие могли выпустить пар, и, стиснув зубы, смирились с нечеловеческими условиями своего существования. КПРФ ограничивается лишь заведомо проигрышной парламентской деятельностью, не подвергает критике выбранный метод и игнорирует все остальные методы борьбы. КПРФ не создана для того, чтобы побеждать. Такую партию мы никак не можем назвать рабочей. И её отдельные представители, которые включаются в борьбу вместе с рабочими, хоть и достойны уважения, но на общую картину повлиять не в состоянии. Это лишь неизбежное исключение, подтверждающее общее правило.

Рабочим нужна своя партия, её еще предстоит построить. Но построить её можно не иначе как через конкретные выступления, конкретные действия. У нас есть богатый опыт классовой борьбы, история партии большевиков. Конечно,  мы не можем слепо копировать их опыт, но нам необходимо с ним ознакомиться, ознакомиться с теорией марксизма, провести анализ в соответствии с сегодняшним днём, и на основе полученных выводов вести свою деятельность. Иного пути нет. Это был единственный пример в истории, когда рабочие взяли власть в свои руки. Мы не имеем права игнорировать этот судьбоносный исторический момент и теорию, благодаря которой это стало возможным.

Что могло бы помочь рабочим?

Рабочим могла бы помочь организованность, решительность и широкая рабочая солидарность. Нужно было сразу организоваться и бить тревогу, сразу проводить митинги и пикеты. Можно было бы пойти и на более решительные меры — перекрытие федеральных трасс и железнодорожных путей. Нужно было сразу действовать так, чтобы остальные почувствовали на себе то, что приходится переживать рабочим. Нужно было заранее наладить товарищеские связи между различными шахтами, предприятиями в своем городе и в других городах, чтобы в критический момент товарищи откликнулись на призыв о помощи и провели свои забастовки солидарности. Нужно восстановить те разрушенные буржуазией товарищеские отношения, которые в действительности должны существовать между всеми людьми труда. Иначе — погибнем все. В разных уголках мира то тут, то там вспыхивают очередные конфликты, очередные локальные эпизоды третьей мировой войны. Украинский конфликт под боком. Мировой пожар не за горами. Чем сплоченнее, организованнее и сознательнее будет рабочий класс, тем будет меньше неизбежных жертв в грядущих классовых боях.  Вспомните: буржуазия РФ проводит учения по подавлению рабочих протестов, для этой цели создана нацгвардия. А что может противопоставить этому рабочий класс? Рабское смирение и покорность? Нет, это не про него. Мы верим, что рабочий класс не способен вечно терпеть унижения и издевательства над собой, что, придёт час, и рабочие смогут объединиться, организоваться и дать отпор всей буржуазной и мелкобуржуазной своре мироедов, утвердив свое право на достойную человеческую жизнь.

Но что делать, пока нет организованности, пока нет организации?

Шахтеры сформировали свою инициативную группу, это – правильный шаг. Уже уволенным рабочим создание профсоюза ничем бы не помогло. Была выбрана правильная тактика проведения митингов и пикетов, привлечения внимания СМИ, обращения к представителям власти, требования наказать виновных. Непоследовательно была проведена работа с КПРФ. КПРФ использовала шахтёрские акции как площадки для предвыборной агитации. Что от этого получили рабочие? Ничего. В то же время, от КПРФ нужно было требовать более серьёзной поддержки. Нужно было требовать организации большого митинга в Ростове с оплатой проезда и питания для всех протестующих шахтёров. Благо ресурсы партии это позволяют. КПРФ вряд ли бы на это пошли, поскольку, это не входит в их интересы. Но неисполнение этого требования раскрыло бы предательскую сущность КПРФ. Рабочие бы столкнулись с этим лицом к лицу. Это было бы хорошо, поскольку иллюзии необходимо развеивать. В то же случае, если КПРФ пошли бы на это, то не по своей воле, а лишь из-за того, чтобы не терять своего имиджа, а не из-за милости к рабочему классу. Это тоже было бы хорошо, поскольку шахтёры получили бы реальную помощь и поддержку.

Что насчёт голодовки?

Неоднозначную роль сыграла голодовка. С одной стороны, она действительно помогла пробить информационную брешь в СМИ и подвигнуть губернатора на какие-то действия по выплатам зарплат. С другой стороны, выплаты зарплат сопровождались и сопровождаются новой информационной войной, выплаты частичны и идут не всем, и, самое главное, голодовка подрывает силы  и здоровье борющихся рабочих, и она ни в коей мере не является для буржуазии актом устрашения и давления. Смерть для других — хлеб для неё. Она и существует только, поедая человеческие жизни, душу и плоть человека, его кровь, пот и слёзы. Продажа рабочей силы, самого человека — прибыль для капиталиста. Человек не должен столько голодать. Больше от голодовки толку быть не может. Её необходимо прекращать.

Что делать?

Нужно обратиться к другим шахтёрам, к другим работникам предприятий шахтёрских городов. Нужно их призвать включиться в борьбу, провести свои забастовки солидарности, чтобы оказать реальное давление на власть, показать сплоченность рабочего братства. Нужно установить связи с другими бастующими группами по всей стране, и вместе координировать действия.

«Сегодня так поступают с нами, а завтра так поступят с вами», — говорила одна из участников шахтёрских протестов и была права.

В целях самоорганизации нужно формировать советы на местах. По сути, ежедневные пикеты и есть зачаточная форма таких советов, где люди самоорганизуются и принимают совместные решения. Также нужно наладить выпуск своих пролетарских СМИ. Наша небольшая брошюра — шаг в этом направлении.

Необходимо также выставить требование восстановления шахт и открытия новых производств под рабочим контролем. Помимо этого, необходимо поднимать вопросы о газификации нуждающихся в этом городов, требовать понижения цен на тарифы ЖКХ, а также выдвигать иные требования, актуальные для своего города. Организованные рабочие — это сила, с которой не только необходимо считаться, но которая и сама может устанавливать свои человеческие рабочие порядки.

  • Мы предлагаем рабочим становиться корреспондентами своих пролетарских СМИ.

 

  • Мы предлагаем обращаться не только, и не столько к власти, сколько к своим же товарищам братьям и сёстрам рабочим. Мы предлагаем сделать это в том числе и в формате видеообращения.

 

  • Мы предлагаем рабочим повышать свою грамотность, свои знания об окружающем мире и участвовать в рабочих марксистских кружках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 9 =