808639Недавно на экраны вышел фильм Юрия Быкова «Дурак». Фильм поднимает острейшие социальные и философские проблемы, и поднимает кино, производимое в РФ, — а вместе с тем и культуру нашей страны — на новый уровень. Каждому человеку, неравнодушному к тому, что происходит у нас в стране, а тем более марксисту, будет очень полезно его посмотреть.

Хотелось бы начать с того, что фильм гениален своим реализмом и правдивостью. После него не остаётся никакого ощущения наигранности, как это было после «За Маркса». Все моменты, которые выглядят несколько фантастическими (как, к примеру, то, что главному герою удалось попасть на вечеринку к мэру) служат лишь элементами для ключевого подчёркивания суровой реальности жизни в буржуазном обществе. Допустим, попал он к мэру, но чем это обернулось? Разве произошло чудо? Реальность такова, что это ничем ему не помогло, лишь усугубило ситуацию, и в конечном счёте ему пришлось действовать самому.

Второе, что бросается в глаза — это оптимистичность фильма. Да, именно, несмотря на всю чернушность, от фильма веет небывалым оптимизмом! Вспоминается высказывание Ленина о цитате Чернышевского («жалкая нация, нация рабов, сверху донизу — все рабы»), где Ленин говорит, что это слова настоящего революционного демократа, от этих слов веет настоящей любовью к родине, тоскующей из-за отсутствия революционности в народных массах русского народа. Так и здесь, кругом темно-темно, но ведь нашёлся такой человек, готовый нести свет, готовый бороться! Ведь он не остановился, он сделал всё, что мог, даже более того. Он не пошёл ни на какие сделки с совестью. Его героизм не был абстрактным, он в первую очередь думал о живых людях. Главный герой — это пророк, не словами, но делами. Он — олицетворение того, кем должен быть каждый из нас. В одиночку невозможно ничего добиться, поэтому необходимо осознанное неравнодушие, необходимо преодоление разделения «свои — никто».

Другой момент демонстрации оптимизма — это пробуждение человечности даже среди буржуазной бюрократии. Это единичный случай, но он имеет огромное значение. Это тоже было своего рода вдохновения главного героя на то, чтобы продолжать борьбу до конца.

Третье, на что бы хотелось обратить своё внимание — это его глубина. Об этом говорили Горький, Лишфиц и многие другие, но об этом вспоминают нечасто, хотя факт этот есть факт очевидный: буржуазия сама страдает от своего положения в буржуазном обществе, она живёт в постоянном страхе, и её материальные наслаждения не искупают её душевных терзаний. «Дурак» это прекрасно показывает. Даже неважно, что они выкрутились на этот раз, но страх их будет преследовать на протяжении всей их жизни. Они просто будут глушить его новыми преступления, будут продолжать тушить огонь бензином. Типичное поведения для невроза, чем и является вся их жизнь. Но корни этого лежат глубже. Лифшиц писал, что экономический вопрос не сводится и не сводился никогда к сытости. Истинной потребностью человека является потребность в развитии, самоопределении, самодеятельности внутри настоящего человеческого обществе («свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»). Эту потребность буржуазия удовлетворить не может, ибо пребывает в такой же духовной нищете, как и низы общества, живущие в разваливающемся общежитии. Буржуазия не занимается творческим трудом, вся её деятельности ограничивается грабежом, мнимым наслаждением и постоянным страхом, подавляющим свободу. Перефразируя Энгельса, можно сказать, что не может быть свободен тот класс, который угнетает другой класс. Это угнетение в конечном счёте отображается и на нём самом, ограничивает его развитие.

Поэтому освобождение буржуазии от самой себя — не менее важная задача для человечества, чем освобождение всего пропитанного ей общества от неё.

Может показаться, что фильм задаёт один важный вопрос: можно ли жертвовать благополучием близких и собственной жизнью ради спасения сотен жизней незнакомых людей? Но на самом деле, такого вопроса даже не стоит. Ни автор, ни главный герой не делают принципиального различия между жизнями близких и жизнями чужих. Нет чужих, все свои, все люди, все братья и сестры. Жизнь каждого человека ценна одинаково. Здесь, конечно, нельзя не увидеть христианского подтекста (причём, его первоначального смысла, где не было речи о том, что Иисус принял за нас наши грехи), но подтекст этот не только христианский — он касается трагедии каждого, кто решился встать на борьбу во имя общественного спасения и счастья. Возьмите историю любого революционера и вы увидите, что она полна и страдания, и непонимания, и ссылок, и тюремных заключений… Но это глубоко осмысленная, глубоко важная, глубоко необходимая жизнь для всего общества! Эти жизни способны вдохновлять нас на общественные подвиги, способны помогать в минуты отчаяния, способны нас учить быть человеком, быть необходимой частью всего человечества, преодолевать отчуждение, разрыв с остальными людьми.

Может показаться, что здесь также поднимается проблема героя и толпы — но нет, и эта проблема здесь также диалектически снимается. Главный герой не считает себя ни героем, ни остальных — толпой. Для него все — живые люди, он отказывается считать их сбродом, какой бы очевидно убогой не была бы их жизнь. Их беду он принимает как собственную беду и не пытается возвысить себя над ними. Он видит, понимает, чувствует, что эти люди могли быть другими, ради этого он и прилагает усилия, ради этого он рискует своей жизнью. «Неужели ты не понимаешь, что мы живём, как свиньи и дохнем как свиньи только потому, что мы друг другу никто?». Он не ради того рискует, чтобы люди остались жить как свиньи. Отнюдь нет! Он видит людей такими, какими они могли бы стать. Для него главное — преодолеть, сломать эту разделённость, порождающую духовную и материальную нищету.

В этом фильме нет ни намёка на элитарность, чем сейчас грешит чуть ли не каждая мало-мальски левая мысль. Он не страдает болезнью левизны. Это фильм для масс в самом глубоком смысле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *