Социальные лифтыГлавным поводом, по которому выходят люди на митинги Навального, является «борьба с коррупцией». Но на деле едва ли не единственным действительным требованием, с которым выходили участники протеста, было отсутствие социальных лифтов. Если присмотреться, то очень большую часть собравшихся составляла не самая бедная молодежь, но молодежь не Москвы и области, а молодежь провинциальная, которой там не хватило места. Эти молодые люди и сами по себе-то живут весьма неплохо, но они возмущены, возмущены неправильным, незаконным распределением благ в государстве, и, с точки зрения буржуазной законности возмущены совершенно справедливо. Только вот тот этап развития общества и буржуазии, на котором с такими требованиями следовало обращаться, уже давно прошел. Да, был период, когда различным группам буржуазии приходилось делиться между собой, терпеть вокруг себя конкурентов, что, в свою очередь, немало способствовало развитию мировой экономики и бурному росту промышленности. Но со временем монополизация стала набирать все более и более стремительные обороты, и простому человеку, «который создал себя сам» пробиться к большим деньгам становилось все сложнее. В условиях, когда небольшая группа монополий фактически уничтожила все остальные, подобное продвижение без «протекций» становится и вовсе невозможным.

В советское время часто и много ругали блат, но ведь и вся перестройка делалась не для того, чтобы блат отменить, а для того, чтобы его узаконить и сделать нормой жизни. Проще говоря, блат и система связей и знакомств — это всего лишь завуалированный способ передачи собственности по наследству, точнее не собственности, а должностей и чиновных мест, позволявших этой собственностью пользоваться. И вот теперь, когда не только фактически узаконен блат, но произошел крайне кровавый передел собственности, откуда-то доносятся голоса: делись! Звучит странно — социальные лифты закрывали не для того, чтобы их открывать. Причем люди, которые выступают с такими требованиями, социально себя от буржуазии и крупных собственников никак не отличают, несмотря на резкую разницу в доходах. В оппозиционных либеральных группах они описывают собственную жизнь примерно таким образом:

«..На внешней стороне мы прыгаем в утреннюю маршрутку, вкушаем обеденные суши и про­чие смузи, вечером стоим в очереди на ка­ссу в магазине около дома с наваленными в корзинку йогуртами и всяким пивом.»

Тут же они противопоставляют себя (почти классово) мигрантам (в данном случае речь шла о мигрантах), но вчитайтесь, и вы поймете, что наезд здесь не только и не столько на мигрантов:

«На внутренней проживают мужчины и женщины среднего роста, возраста и характерной внешности, живущие в неимоверных количествах  в съемных квартирах, покупающие китайские шмотки в секонд-хендах а еду – в «народных универсамах, бодро лопочущие на непонятном языке с кем-то по бюджетным смартфонам».

Из канала в телеграме https://t.me/kbrvdvkr

В таких «мигрантах» многие жители провинции узнают себя — и не ошибутся. Именно среди клиентов секонд-хендов и «Магнитов» не хотят оказаться требующие борьбы с коррупцией.

Но чего не поняли эти новоявленные капиталисты? Точнее поняли, но не хотят говорить. Что в сегодняшнем обществе кроме как на роль специалиста они претендовать не могут. Специалиста, но никак не собственника. Требования выставляются в остальном следующие: почему там-то и там-то на такой-то должности сидит сын такого-то чиновника, хотя там мог бы сидеть и я? Но кто этот сын чиновника? Наемный менеджер, представитель профессии, которой обучаться не надо, а требуется только иметь определенные навыки. Разве лучше справится с такой работой протестующий человек из толпы? Вряд ли, как раз из-за отсутствия необходимых связей.

Свою полезность, нужность, ему необходимо еще доказать, доказать, что в своем деле он является специалистом, что полезен капиталисту, и нельзя ставить вместо него чьего-нибудь сына. Но в том-то и дело, что профессий, где можно четко и безоговорочно доказать свою квалификацию (инженеры, высокооплачиваемые рабочие, одним словом, профессий реального производства) крайне мало. Многочисленных менеджеров/маркетологов и прочий офисный планктон набирают скорее исходя из внешнего впечатления, а в анкете практически отсутствуют пункты о ваших профессиональных навыках.

Профессия, реальная профессия — вот, что нужно этим людям. Иначе доказать свой уровень знаний и свою полезность они не смогут, ни в менеджменте, ни в иных науках, оторванных от реального производства.

Митинги являются предвестником возвращения в Россию классовой борьбы, а вовсе никакого не торжества демократии. Причем, в такой ситуации, когда крупная промышленность фактически отсутствует, а большинство людей занято в сфере услуг. Это значит, во-первых, что промышленность необходимо будет снова воссоздавать, во-вторых, это будет означать возвращение значения труда и уважения к нему, в-третьих, это будет происходить при все ухудшающейся экономической ситуации, и капиталистам в очередной раз вести за собой рабочих будет крайне сложно, если не невозможно.

На митинги вышла не будущая элита России, на митинги вышел будущий пролетариат, положение которого в обществе никак не подкреплено. И реальные потребности заявляемых сторонников Навального далеки от заявляемых требований настолько, что даже реализация какой-то части его программы может принести им разве что психологическое облегчение.

В нынешней экономической ситуации гораздо более вероятно, что отключат лифт в подъезде, чем включат социальный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 10 =