Антонио Грамши, выступление перед итальянским парламентом (дебаты Грамши и Муссолини)

Антонио Грамши, выступление перед итальянским парламентом (дебаты Грамши и Муссолини)16 мая 1925, первое и единственное выступление Грамши перед парламентом.

Спикер: Уважаемый Грамши может говорить.

Грамши: Предлагаемый закон против тайных обществ представлен в Палату в качестве закона против масонства; это первый реальный акт фашизма, призванный утвердить то, что фашистская партия называет своей революцией. Мы, как коммунистическая партия, хотим показать не только причину появления этого законопроекта против организаций в целом, но и то, почему фашистская партия представила этот закон, направленный в первую очередь против масонства.

Мы одни из немногих, кто воспринял фашизм всерьез, даже когда он казался не более чем кровавым фарсом, когда фашизм обсуждался лишь в терминах «военного психоза», когда все стороны стремились успокоить рабочее население, представляя фашизм как поверхностное явление очень короткой продолжительности.

В ноябре 1920 года мы прогнозировали, что фашизм возьмет власть — вещь немыслимая для самих фашистов — если рабочий класс не возьмет в руки оружие вовремя, чтобы остановить кровавое наступление.

Фашизм сегодня заявляет о себе, что он практически «завоевал государство». Что значит это выражение, ставшее теперь клише? И какое значение в этом смысле имеет борьба против масонства?

Поскольку мы считаем, что фаза «фашистского завоевания» была одним из самых важных этапов, пройденных итальянским государством, и, так как мы представляем интересы большинства итальянского народа, рабочих и крестьян, мы считаем, что анализ этого вопроса необходим, даже если он поспешен.

Что такое масонство? Вы подробно говорили о духовном значении, идеологических течениях, которые оно представляет, и т.д.; но все эти формы, вы используете только для того, чтобы обмануть себя, зная, в чем действительно состоит дело.

Масонство, учитывая то, каким образом Италия была объединена, учитывая изначальную слабость итальянской капиталистической буржуазии, масонство было единственной реальной и эффективной партией класса буржуазии в течение долгого времени. Не следует забывать, что немногим менее двадцати лет назад после вступления пьемонтцев в Рим[1] парламент был распущен, и число избирателей сократилось с трех миллионов до 800 тысяч.

Это было открытое признание со стороны буржуазии в том, что она является незначительным меньшинством населения, если после двадцати лет единства она была вынуждена принять самые крайние диктаторские меры для сохранения власти, чтобы подавить своих классовых врагов, а именно врагов унитарного государства.

Но кто были эти враги? В основном это был Ватикан и иезуиты, а достопочтенный Мартир вместе с иезуитами, которые носят сутану, должны нам напоминать, что существуют светские иезуиты, у которых нет особых знаков, указывающих на их монашеский орден.

Иезуиты из Civiltà Catolica, и, соответственно, Ватикан, сделали первым пунктом своей политической программы саботаж унитарного государства, осуществили они это путём отказа от голосования в парламенте и через создание препятствий и помех либеральному государству во всех таких его мероприятиях, которые могли бы повредить и уничтожить старый порядок; второй момент — это создание сельской резервной армии с целью направить ее против нарождающегося пролетариата, так как с 71-го года иезуиты предвидели, что на поле либеральной демократии родится пролетарское движение, которое будет развиваться в рамках революционного движения.

Достопочтенный Martire уже сегодня заявил, что духовное единство итальянского народа за счет масонства, наконец, было достигнуто.

Поскольку масонство в Италии представляло идеологию и реальную организацию капиталистического класса буржуазии, то тот, кто выступает против масонства — выступает против либерализма, против политической традиции итальянской буржуазии. Сельские классы, которые в прошлом были представлены Ватиканом, сегодня в основном представлены фашизмом; логично, что историческую задачу, которую решали Ватикан и иезуиты, решает теперь фашизм, согласно этой задаче наиболее отсталые классы населения надо поставить под контроль более прогрессивного класса для развития цивилизации; это значило достижение духовного единства итальянской нации, это было прогрессивным явлением пятьдесят лет назад; но сегодня это превратилось в сугубо реакционное явление…

Промышленная буржуазия не была способна сдержать рабочее движение, она не была способна контролировать рабочее движение или революционное сельское движение. Таким образом, первый инстинктивный и спонтанный лозунг фашизма, после занятия заводов был: «Крестьяне будут контролировать городскую буржуазию, которая не способна противостоять рабочим».

Если я ошибаюсь, то, уважаемый Муссолини, не ваша ли это была фраза, когда между сельским фашизмом и городским вы сказали, что предпочли бы городской фашизм…

Муссолини: Я должен прервать вас, чтобы напомнить мою статью с похвалой деревенского фашизма в 1921-22 годах.

Грамши: Но это не чисто итальянское явление, несмотря на то, что в Италии, где капитализм наиболее слабон получил ускоренное развитие; это европейское и мировое явление, крайне важное, чтобы понять общий кризис послевоенного времени и в области практической деятельности, и в области идей и культуры.

Избрание Гинденбурга в Германии, победа консерваторов в Англии с ликвидацией соответствующих либеральных демократических партий — это эквиваленты итальянского фашистского движения; старые общественные силы, не полностью поглощенные этим движением, взяли под свой контроль организацию государств, привнося вместе со своей реакционной деятельностью глубоко жестокие и бесчеловечные решения, что было им свойственно всегда; но в целом мы имеем явление исторического регресса, который не проходит и не пройдет бесследно для развития пролетарской революции.

Рассмотренный с этой стороны настоящий закон против ассоциаций будет проведен в жизнь или останется пустым и бесполезным? Будет ли он соответствовать реальности, сможет ли он стать способом для стабилизации капиталистического режима или станет только новым усовершенствованным инструментом полиции, чтобы арестовывать Тицио, Кайо и Семпронио[4]?…

Вопрос именно в этом: фашизм усилил или ослабил капитализм в результате войны? Каковы были слабости итальянской капиталистической буржуазии перед войной, слабости, которые привели к созданию этой масонской политической системы, которая существовала в Италии, и которая получила наибольшее развитие в Джолиттизме[5]? Самые большие слабости в итальянской национальной жизни были: во-первых, нехватка сырья, которая препятствовала буржуазии в создании такой промышленности Италии, у которой были бы глубокие корни в стране и которая могла развиваться прогрессивно, поглощая избыточную рабочую силу. Во-вторых, нехватка колоний, привязанных к метрополии, что делало невозможным для буржуазии создание трудовой аристократии, которая могла бы непосредственно присоединиться к буржуазии. В-третьих, южный вопрос, который является крестьянским вопросом, тесно связанным с проблемой эмиграции, что является доказательством неспособности итальянской буржуазии поддержать… [Прерывания].

Муссолини: немцы также эмигрировали миллионами.

Грамши: Значение массовой эмиграции работников заключается в следующем: капиталистическая система, которая является доминирующей, не способна обеспечить пропитание, жилье и одежду для населения, для незначительной части этого населения, которая вынуждена эмигрировать…

Россони: Следовательно, нация должна расширять свою территорию в интересах пролетариата.

Грамши: У нас есть своя собственная концепция империализма и колониализма, в соответствии с которой главной характеристикой империализма является экспорт финансового капитала. До сих пор итальянский » империализм » состоял только в том, что итальянский работник-эмигрант работал на прибыль капиталистов других стран, то есть, Италия до сих пор только были средством экспансии финансового капитала других стран. Вы можете сколько угодно кричать о том, что население Италии превосходит другие страны; Вы говорите всегда, например, что Италия демографически превосходит Францию. Это вопрос, который только статистика может решить безапелляционно, а я иногда имею дело со статистикой; и теперь статистика, опубликованная после войны, однозначно и без сомнений говорит о том, что Италия до войны с демографической точки зрения уже находилась в такой же ситуации как и Франция после войны; это определяется тем, что миграция с территории страны такой массы трудоспособного мужского населения, привела к тому, что демографическая ситуация стала катастрофической. На территории Италии стариков, женщин, детей, инвалидов, то есть, пассивного населения на каждого работающего приходится больше, чем в любой другой стране, включая Францию.

И в этом фундаментальная слабость итальянской капиталистической системы, итальянского капитализма, которому суждено исчезнуть еще быстрее, чем мировая капиталистическая система успеет поглотить итальянскую эмиграцию, чтобы эксплуатировать итальянский труд, который наш капитализм не способен организовать. Как пытались решить эти проблемы буржуазные партии, масоны? В итальянской истории известны, по крайней мере, два плана буржуазии по урегулированию вопроса об управлении итальянского народа. Была программа Джолитти и сотрудничество итальянского социализма с Джолиттизмом, то есть, попытка установить союз промышленной буржуазии с частью северной рабочей аристократии с целью угнетения и подчинения крестьянских масс, особенно в Меццоджорно[6], этой буржуазно – пролетарской группировке. Программа провалилась. В Южной Италии буржуазно-пролетарская коалиция была создана с помощью парламентского сотрудничества и политики общественных работ. В Южной Италии управляющий класс коррумпирован и управляет массами с помощью банд головорезов… [Прерывания депутата Греко] Именно вы, фашисты, были главными виновниками провала этой политической программы, так как вы привели к обнищанию и рабочую аристократию, и беднейшее крестьянство всей Италии.

Мы также можем говорить о программе, которая была выдвинута «Корьере делла сера»[7], газетой, которая представляет собой серьезную политическую силу. 800 тысяч подписчиков это тоже партия.

Голоса: Меньше…

Муссолини: Половина! И читатели газет не в счет. Они никогда не делали революцию. Читатели газет все время ошибаются!

Грамши: «Корьере делла сера» не хочет делать революцию.

Фариначчи: Также как и Унита[8].

Грамши: «Корьере делла сера» систематически поддерживается всеми политиками Меццоджорно, от Саландрии до Орландо, от Нитти до Амендолы; в свете решения Джолитти, которое является угнетающим не только для классов, но даже для целых территорий, таких, как Меццоджорно и острова, и, таким образом, таким же опасным для материального единства итальянского государства как настоящий фашизм, «Корьере делла сера» всегда поддерживала союз между промышленниками Севера и частью неуверенной, в основном Южной сельской демократии на почве свободной торговли. И тот и другой альянс направлен на то, чтобы дать для итальянского государства большую базу, чем это было изначально, и развить «завоевания» Рисорджименто.

Что фашисты могут предложить против этих решений? Они предлагают закон якобы против масонства; они утверждают, что хотят таким образом завоевать государство. На самом деле фашизм борется против единственной эффективно организованной силы, которая есть у итальянской буржуазии, чтобы вытеснить её из должностей, которые государство дает государственным служащим. Фашистская «революция» это всего лишь замена одного административного персонала другим.

Муссолини: Одного класса другим, как это произошло в России, как это происходит во всех революциях, как мы и будем делать! [Аплодисменты].

Грамши: Только революция основывается на новом классе. Фашизм не основывается ни на одном классе, который не был бы уже у власти…

Муссолини: Но что если большая часть капиталистов против нас? Я могу перечислить капиталистов, которые голосуют против нас, которые находятся в оппозиции. Моттас, Контис…

Фариначчи: И они финансируют подрывные газеты! [Комментарии].

Муссолини: Их редакторы не фашисты, и вы это знаете!

Грамши: Реальность такова, что закон против масонства не направлен именно против масонства; в конце концов, фашизму будет легко прийти к компромиссу с масонством.

Муссолини: Фашисты сожгли масонские ложи, прежде чем принять этот закон! Таким образом, у нас теперь нет никакой потребности в компромиссе.

Грамши: Фашизм использует против масонства, но в более интенсивной форме, ту же тактику, которая использовалась против всех не-фашистских буржуазных партий: сначала они создали фашистскую ячейку в этих партиях; затем попытались извлечь из других партий самые полезные для себя силы, не сумев захватить сами эти партии…

Фариначчи: И вы называете нас дураками?

Грамши: Вы не были бы дураками, если бы вы знали, как решить итальянские проблемы…

Муссолини: Мы будем их решать. Мы уже решили многие из них.

Грамши: Фашизму не удалось полностью поглотить все партии своей организацией. В случае с масонством он использовал политическую тактику подрывных групп, затем террористическую систему сжигания лож, и, наконец, он использует законодательные меры, с помощью которых высокопоставленные банкиры и бюрократы будут вынуждены согласиться с доминированием фашизма, чтобы при этом не потерять свои рабочие места, но фашистскому правительству придется идти на компромисс с масонством. Что вы делаете, когда ваш противник силен? Сначала вы перебьете ему ноги, а затем вы пойдёте с ним на компромисс, руководствуясь условиями своего очевидного превосходства.

Муссолини. Сначала вы сломаете ему ребра, затем бросите в тюрьму, как вы сделали в России! Вы захватили и удерживаете пленных, и они обслуживают вас! [Комментарии].

Грамши. Брать пленных просто означает идти на компромиссы: поэтому мы говорим, что на самом деле закон направлен именно против рабочих организаций. Мы спрашиваем, почему в течение многих месяцев, хотя Коммунистическая партия не была объявлена вне закона, полиция хватает наших товарищей там, где они собираются в количестве больше двух…

Муссолини: Мы делаем то, что вы делаете в России.

Грамши: В России есть законы, которые необходимо выполнять: у нас есть свои собственные законы…

Муссолини: На вас устраиваются облавы? Это вам не помешало бы! [Смех].

Грамши: На самом деле государственный полицейский аппарат уже считает Коммунистическую партию тайной организацией.

Муссолини: Это неправда!

Грамши: Так же как и то, что людей, не обвиняемых в конкретных преступлениях, и схваченных на митинге числом в три человека, сажают в тюрьму только за то, что они коммунисты.

Муссолини: Но они вскоре будут освобождены. Сколько их в тюрьме? Мы арестовали их только для того, чтобы узнать, кто они!

Грамши: Это одна из форм систематического преследования, которое предшествует принятию закона и призвано оправдать применение нового закона. Фашизм применяет те же схемы, что и правительство Джолитти. Вы делаете то же самое, что и головорезы Джолитти в Меццоджорно. Они тоже арестовывали голосовавших за оппозицию… чтобы выяснить, кто они такие.

Голос: Был только один подобный случай. Вы ничего не знаете о Юге.

Грамши: Я сам с Юга!

Муссолини: Что касается насилия над избирателями, я хочу напомнить вам о статье Бордиги, которая полностью оправдывает его!

Паоло Греко: Вы, достопочтенный Грамши, не читали эту статью.

Грамши: Речь не о фашистском насилии, а о нашем. Мы уверены, что представляем большинство населения, выражаем наиболее существенные интересы большинства итальянского народа; пролетарское насилие, таким образом, прогрессивно, и не может быть систематическим. Ваше насилие систематическое и систематически произвольное, поскольку вы представляете меньшинство, которому суждено исчезнуть. Мы должны рассказать рабочему населению, что представляет собой ваше правительство, как ваше правительство себя ведет, организовать его против вас, чтобы сделать его готовым победить вас. Наиболее вероятно, что мы тоже окажемся вынуждены использовать те же методы, что и вы, но иногда, как переходные меры. [Шумы, перебои]. Безусловно: использовать те же методы, что и вы, с той разницей, что вы представляете меньшинство населения, в то время как мы представляем большинство. [Прерывания, шумы].

Фарииначчи: Но тогда, почему вы не устроили революцию? Вы закончите так же, как Бомбаччи! Вас выкинут из вашей партии!

Грамши: Итальянская буржуазия, когда она объединилась, была меньшинством населения, но так как она представляла интересы большинства (хотя и не следовала им), была способна удерживать власть. Вы победили с помощью оружия, но у вас нет никакой программы, вы не представляете ничего нового или прогрессивного. Единственное, что вы делаете – так это учите революционный авангард, что сила оружия определяет в конечном счете успех программ и не-программ… [Прерывания, комментарии].

Спикер: Не прерывайте!

Грамши: Этому закону не удастся замедлить движение, которое вы сами готовите в стране. Так как масонство войдет в фашистскую партию и создаст там определенную тенденцию, то понятно, что с помощью этого закона вы хотите препятствовать развитию крупных рабочих и крестьянских организаций. Вот реальная цена, реальное значение этого закона.

Некоторые фашисты до сих пор смутно помнят уроки своих старых учителей, когда те были еще революционерами и социалистами. Они верят, что класс не может оставаться собой и развиваться для завоевания власти без представителя в лице партии или организации, которая собирает лучшие и наиболее сознательные элементы. Есть доля правды в этом темном искажении марксистского учения. Действительно, для класса очень сложно решить свои проблемы и достичь тех целей, которые свойственны его существованию, и которые диктует общественное развитие, без представляющего этот класс авангарда, ведущего его к достижению своих целей.

Но это не значит, что данное утверждение всегда справедливо! Внешняя его форма может быть использована в реакционных целях. Это закон, который служит для Италии, который должен быть применен в Италии, где буржуазии не удалось в любом случае и никогда не удастся решить важнейший вопрос об итальянском крестьянстве, вопрос Южной Италии.

Не случайно этот закон представлен одновременно с некоторыми проектами, касающимися рекультивации Меццоджорно.

Голос: Говорите о масонстве.

Грамши: Вы хотите, чтобы я говорил о масонстве. Но в названии закона нет даже намека на масонство, он говорит только об организации в целом. В Италии капитализму удалось развиться, поскольку государство давило на крестьянское население, особенно на Юге. Сегодня вы чувствуете актуальность этой проблемы, вы обещаете миллиарды для Сардинии, вы обещаете общественные работы и сотни миллионов всему Меццоджорно; но начать серьезную конкретную работу следует с возвращения в Сардинию 100-150 миллионов налогов, которые вы вымогаете у населения Сардинии каждый год! Вы должны вернуть Меццоджорно сотни миллионов в виде налогов, которые вы каждый год вымогаете у населения Юга.

Муссолини: Вас не облагают налогами в России!…

Голос: Они крадут в России, они не платят налоги!

Грамши: Это не вопрос, почетный коллега, вы должны хотя бы знать парламентские отчеты по этим вопросам, которые есть в библиотеке. Речь не идет о нормальном буржуазном процессе налогообложения: мы имеем дело с тем, что каждый год государство вымогает в южных регионах большие суммы налогов, которые оно не вернет в любом случае, в том числе через услуги любого рода…

Муссолини: Это неправда.

Грамши:… суммы, которые государство выкачивает из крестьянского населения Юга, чтобы создать базу для капитализма на севере Италии. [Прерывания, комментарии]. На почве этих противоречий итальянской капиталистической системы будет обязательно образован Союз рабочих и крестьян против общего врага, несмотря на трудности построения больших организаций.

Вы, фашисты, ваше фашистское правительство, несмотря на ваши демагогические речи, не преодолели это противоречие, которое было уже фундаментальным. Вместо этого вы сделали его более чувствительным для классов и народных масс. Вы действовали в этой ситуации, для потребностей этой ситуации. Вы добавили новую пыль к той, что уже была накоплена за период развития капиталистического общества, и вы хотите уничтожить с помощью этого закона наиболее смертоносные последствия вашей собственной деятельности. [Перебои]. Это самый важный вопрос в обсуждении этого закона!

Вы можете «завоевать государство», вы можете изменить законы, вы можете разыскивать и останавливать организации, существующие в том виде, в котором они существовали до сих пор, но вы не преодолеете объективных условий, в которых вы вынуждены действовать. Единственное, что вы сможете сделать, так это заставить пролетариат искать отличное от распространенного сегодня направление для организации масс. Мы хотим сказать с этой трибуны пролетариату и итальянским крестьянским массам, что итальянские революционные силы не позволят разбить себя, что ваш зловещий сон не удастся. [Прерывание]. Очень трудно применить к 40-миллионному населению систему управления Цанкова[9]. В Болгарии есть несколько миллионов жителей, и в любом случае, несмотря на помощь извне, правительство не способно победить коалицию Коммунистической партии и крестьянских революционных сил, а в Италии есть 40 миллионов жителей.

Муссолини: Коммунистическая партия имеет меньше членов, чем итальянская фашистская партия!

Грамши: Но она представляет рабочий класс.

Муссолини: Она не представляет его!

Фариначчи: Она предает его, она не представляет его.

Грамши: Вы соглашаетесь из-под палки.

Фариначчи: Вы говорили о Мильоли[10].

Грамши: Точно. Случай Мильоли имеет большое значение в том смысле, что я сказал ранее: что даже католические крестьянские массы обращаются к революционной борьбе. Фашистские газеты не протестовали бы против Мильоли, если бы его значение не заключалось в том, что он показал новое направление революционных форм в зависимости от вашего давления на трудящиеся классы.

В заключение: масонство склоняет чашу весов в пользу реакционных антипролетарских мер! Значение имеет не масонство! Масонство станет крылом фашизма. Закон предназначен для рабочих и крестьян, которые хорошо поймут это в результате его использования. Всем этим массам мы хотим сказать, что вам не удастся удушить организационные формы их классовой жизни, потому что против вас стоит все развитие итальянского общества.

[Перебои].

Спикер: Не прерывайте! Пусть говорит. Однако вы, уважаемый Грамши, говорите не о законе!

Россони: Закон не против организаций!

Грамши: Уважаемый Россони, этот закон также и против организаций. Рабочие и крестьяне должны знать, что вам не удастся остановить укрепление и радикализацию революционного движения. [Перерывы, шумы]. Потому я сегодня заявляю, что положение нашей страны… [Прерывания].

Спикер: Уважаемый Грамши, вы повторили мысль идею уже три или четыре раза. Пожалуйста! Мы не присяжные, которым нужно рассказывать одно и то же много раз!

Грамши: Я буду повторять это, пока вам не надоест. Революционное движение победит фашизм. [Комментарии].


Примечания переводчика:

  1. В 1870 г., когда началась франко-прусская война, французский корпус был наконец отозван из Рима. Вслед за крушением империи Наполеона III итальянские войска 20 сентября после короткого боя вошли в Рим, который слета 1871 г. стал столицей Италии. Папа, сохранивший за собой Ватиканский дворец, объявил себя «вечным пленником» итальянского государства.
  2. Журнал основан в Неаполе группой иезуитов с целью защитить «Католическую цивилизацию» (Civiltà Cattolica) борьбы с угрозами со стороны тех, кого они воспринимают как врагов Церкви (либералов и масонов, в ходе итальянского Рисорджименто. Первым директором является Карло Мария Курчи. Первый выпуск вышел 6 апреля 1850.
  3. Рисорджименто — период объединения Италии в 1829—1871 гг.
  4. Типичные итальянские имена.
  5. Джованни Джолитти (итал. Giovanni Giolitti; 27 октября 1842, Мондови — 17 июля 1928, Кавур) — итальянский политический деятель, премьер-министр Итальянского королевства (пять раз). Добиваясь расположения реформистского крыла рабочего движения, Джолитти вводил в правительство социалистов, провел либеральные реформы, легализовал рабочие организации, признал право рабочих на забастовки (1901), ввёл всеобщее избирательное право для мужчин (1912).
  6. Меццоджорно — Южная Италия.
  7. Коррье́ре де́лла Се́ра (итал. Corriere della Sera, «Вечерний курьер») — итальянская ежедневная газета. Издаётся в Милане с 5 марта 1876 года.
  8. L’Unità (Унита, «Единство» — итал.) — итальянская газета, основанная 12 февраля 1924 года руководителем Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши. В период, когда к власти в Италии пришли фашисты во главе с Муссолини, газету запретили, и она издавалась подпольно. Долгое время «Унита» была одной из крупнейших и влиятельнейших газет Италии.
  9. Александр Цолов Цанко́в (болг. Александър Цолов Цанков; 29 июня 1879, Оряхово — 27 июля 1959, Буэнос-Айрес, Аргентина) — болгарский политический и государственный деятель, премьер-министр в 1923—1926. Учёный-экономист, академик Болгарской академии наук (1935, член-корреспондент, 1919). Организатор свержения правительства Александра Стамболийского и подавления Сентябрьского восстания в 1923. Идеолог «буржуазного социализма», националист, крайний антикоммунист. Основатель праворадикальной популистской партии Народное социальное движение. Сторонник союза Болгарии с Третьим рейхом, глава прогерманского эмигрантского правительства в 1944.
  10. Мильоли (Miglioli) Гвидо (18.5.1879, Поццальо, Кремона, — 24.10.1954, Милан), итальянский политический и профсоюзный деятель, священник. Начал общественную деятельность в Кремоне в качестве организатора католического крестьянского движения и первых стачек крестьянских белых лиг (католических профсоюзов). Депутат парламента в 1913—23. В 1919 вошёл в католическую Народную партию и возглавил её левое крыло. В 1922, вопреки курсу партии, призывал к союзу с социалистами в борьбе с фашизмом. В 1924—25 выступал за профсоюзное единство всех трудящихся и отказ от антикоммунистических предубеждений, в связи с чем был исключен из партии. С 1926 в эмиграции во Франции, Бельгии, Германии. Неоднократно бывал в СССР, участвовал в работе Крестьянского интернационала. В 1933 стал член Комитета против войны и фашизма (в Париже). Во время 2-й мировой войны 1939—45 участник Движения Сопротивления, арестовывался в 1941 во Франции, в 1944 в Италии. После 1945 возглавил Христианское движение за мир. Принимал участие в воссоздании крестьянского движения, совместно с Р. Гриеко руководил еженедельником «Нуова терра» («Nuova terra»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − девять =