01_salvador_allendeТот самый «план Z», которым запугивали Чили

«Сальвадор Альенде готовил кровавый государственный переворот»

 Пропагандистская кампания чилийской прессы, рупором которой выступала ежедневная газета «Меркурио», подготовила переворот 11 сентября 1973 года против Сальвадора Альенде.

Сегодня пресса, в том числе и международная, выступает против социальных преобразований, начатых правительствами Боливии, Эквадора и Венесуэлы, и навязывает «ответственную» политику официальному Сантьяго. Всё это может привести к возвращению правых на выборах в декабре текущего этого года[1].

Хорхе Магасич [2]

Спустя семь дней после государственного переворота 11 сентября 1973 года чилийская ежедневная газета «Меркурио» опубликовала материал на восьми полосах под заголовком «Свергнутое марксистское правительство готовило государственный переворот».[3] Информация была устрашающей. Якобы, если бы администрация Сальвадора Альенде привела в действие свой план, начались бы массовые убийства военных, политических руководителей и оппозиционных журналистов, включая их семьи. Эта операция имела кодовое название: план Z. «Тысячи людей вовлечены в эту зловещую операцию», говорится в статье, написанной близким к разведывательным службам флота журналистом Хулио Арройо Куном. Месяцем ранее он распространял ложную информацию, демонизирующую моряков, вставших на сторону левых, желавших предотвратить неизбежный путч(1).

Только что назначенный секретарь хунты, полковник Педро Эвинг 22 сентября созвал пресс-конференцию. Перед остатками местной прессы и иностранными журналистами он объяснил, что 19 сентября, в день армии, Альенде намеревался пригласить высшее военное командование на завтрак в президентский дворец «Ла-Монеда». И тогда его телохранители, замаскированные  под официантов, внезапно бы изрешетили офицеров пулями, пользуясь тем, что в это время военные должны были маршировать на параде в парке О’Хиггинс де Сантьяго. Руководители оппозиции были бы убиты.

Подобная резня началась бы и в провинции. Затем была бы провозглашена«Народно-Демократическая Республика Чили». «Это подтверждают, – заключил полковник, – документы, найденные в сейфе у замминистра внутренних дел Альенде Даниэля Вергары, копия которых находится в Центральном банке».

Пока разведывательные службы устанавливали детали (по крайне мере, так они утверждали), полковник продолжал свои разоблачения на новых пресс-конференциях. На одной из них он сообщил, что вторая фаза плана предусматривала убийство Альенде. Хотя на конференции и нельзя было задавать никаких вопросов, иностранные журналисты удивились, что Альенде был автором плана, включавшего… собственное убийство(2).

Средства массовой информации вбивали всё это людям в голову. Каждая следующая новость оказывалась ещё более сенсационной, чем предыдущая. «Ещё одна партизанская база обнаружена в коммуне Нуэва-Империаль»; «Марксисты строили свои зловещие планы в зоне добычи селитры»; «PS (Социалистическая партия) и MIR (Левое революционное движение) планировали убийство шестисот семей»; «Марксисты планировали уничтожить Лимаче»(3). В своей статье в «Эстрелье» (Вальпараисо) от 23 октября тот же Кун по-своему сообщил о расправах, учинённых военными из Народного Единства (UP): «расстреляны четыре руководителя плана Z».

Хунта использовала все средства, чтобы доказать существование плана. Он был упомянут на XXVIII генеральной Ассамблее ООН 8 октября 1973 министром иностранных дел, адмиралом Исмаеэлем Уэртой, перед почти пустым залом. Он фигурирует в учебнике по истории Чили Фриаса Валенсуэлы 1974 года, который принят большинством школ.

Правдивость заговора не вызывала сомнений и у интеллектуалов из блока правых и христианских демократов(4). По сути своей нагнетание страха в отношении плана Z было лишь продолжением серии пропагандистских кампаний, проводимых газетой «Меркурио», которая выливала потоки грязи и лжи на правительство Альенде ещё до путча. Эта крайне консервативная ежедневная газета, издававшаяся с 1827 года в Вальпараисо и с 1900 в Сантьяго, была собственностью Агустина Эдвардса, обладателя одного из самых больших состояний в Чили. Она имела большое влияние на общественное мнение и сыграла важную роль при подготовке государственного переворота. Согласно отчёту Сената США – «Covert actions in Chile (Секретные операции в Чили) 1963-1973» (1975) -, «Меркурио» и другие СМИ получили от ЦРУ 1,5 миллиона долларов для дестабилизации правительства Альенде.

Партизаны, секс, алкоголь и марксизм

В течение первых месяцев [после переворота] партия христианских демократов поддерживала диктатуру. В том же самом номере «Меркурио», где сообщалось о плане Z, её президент Патрисио Эйлвин (первый глава государства в течение переходного периода, с 1990 по 1994 год) полностью за него ручается: «Правительство Альенде (…) готовилось к тому, чтобы осуществить государственный переворот и силой установить коммунистическую диктатуру. [Это] сопровождалось бы ужасами и кровью, и вооружённые силы ограничились тем, что предотвратили эту угрозу». В свою очередь, экс-президент Эдуардо Фрей (1964-1970)(5) утверждает (канал ABC, 10 октября 1970), что «группы партизан были уже готовы, и что убийство руководителей армии было хорошо спланировано».

Эти заявления, без сомнения, опровергают всякую добросовестность «демохристианских» журналистов, которые работали в разрешённых СМИ. Достаточно взглянуть на их деятельность. Например, Эмилио Филиппи и Эрнан Мильяс, директор еженедельника «Эрсилья» в январе 1974 опубликовали книгу «Чили 1970-1973: хроника одного эксперимента», которая продолжила нагнетать страх перед планом Z, а также упражнялась в оскорблениях руководителей левых, у которых не было никакой возможности защититься.

Также Абраам Сантибаньес, заместитель директора «Эрсильи» и Луис Альварес, её главный редактор, публикуют книгу «Вторник 11 сентября. Взлёт и падение Альенде», согласно которой президентская резиденция «Эль Аррайан» была «сценой гнусных историй. Здесь смешались, во взрывном сочетании, обучение партизан, секс, алкоголь и уроки марксизма».(6) Их версия плана Z, включавшая в число его участников министра обороны, директора национальной службы здравоохранения и собственно президента, повлечёт за собой преследование журналистов национального телевидения и «канала 13» католического университета.

В конце октября 1973 года военное правительство опубликовало «Белую книгу», посвящённую путчу и смене руководства в Чили, переизданную много раз на испанском и английском языках. Она была призвана объяснить, почему «вооружённые силы и подразделения полиции Республики Чили (…) свергли президента Сальвадора Альенде». Эта «белая книга» в основном посвящена критике правительства «Народного Единства», но главная её изюминка – это, без сомнения, план Z, представленный теперь уже в документах.

О плане Z быстро узнавали в регионах и на местах: многочисленные военные руководители провинций «открывали» его для себя. Соседи по кварталу из числа «правых» заявляли, что они знают из хороших источников о том, что списки подлежащих расстрелу были найдены в местном плане Z, и спорили между собой, кто же первый об этом узнал. В течение первых лет диктатуры все, кто пытался выражать хоть какое-то несогласие с жестокостью режима, получали один и тот же заранее готовый ответ: план Z был бы хуже! Это плата за наше спасение, и некоторые эксцессы простительны.

Согласно Мильясу, после государственного переворота сторонники режима, либо те, кто хотел записаться в их число, осуществляли огромное давление на печать, чтобы их имена тоже фигурировали в списках плана Z; тогда они могли произнести фразу: «Я узнал, что тоже должен был быть убит». Попасть в этот список значило улучшить своё положение, возможность надеяться на определенные преференции со стороны правительства. Так, фермер, который хотел вернуть своё экспроприированное имение, готов был заплатить 100000 эскудо (25000 долларов) за то, чтобы его имя появилось в воображаемых списках. (8)

План Z был необходим для оправдания путча. Он сыграл большую роль в том, чтобы натравить военных на «внутреннего врага». Чтобы солдаты безжалостно подавляли всякое сопротивление, нужно было, чтобы они ощутили, что преследуют не просто граждан за их политические взгляды, а убийц, которые хотели уничтожить их и их семьи. Демонизируя противника, план Z внушил солдатам необходимую ненависть, чтобы они были готовы пытать и убивать.

«Давно забытые военные сказки»

План Z был разработан разведывательными службами флота, которые стояли во главе путча. На это указывают все факты. Впервые о нём объявил Кун, журналист, который тесно с ними связан. Сообщение сенатора Мориса Хинчи по поводу деятельности ЦРУ в Чили, сделанное по просьбе Палаты представителей в 2002 году приписывает авторство Белой книги «чилийцам, которые сотрудничали с ЦРУ, но не действовали под его руководством».(9)

Почти два десятилетия спустя многие деятели тех лет признали свои ошибки. Мильяс в 1999 году объяснил, что план Z никогда не существовал, и что это «давно забытая военная сказка», не упоминая вовсе свою печально известную книгу 1974 года.(10) Сантибаньес в 1999 году также признался: «Я должен сказать, что если вы верите в план Z – вы ошибаетесь». (11)Директор «Меркурио» Артуро Фонтен Альдунате, который в 1973 году организовал настоящую кампанию в СМИ с целью «разоблачить авторов плана Z, отвечая на вопрос журналистки Моники Гонсалес, сказал: «У меня нет никаких доказательств существования плана Z. В то время его преподносили как достоверный. Сегодня для меня это остается тайной».(12) Федерико Уиллоуби, первый советник по связям с общественностью хунты в 2003 году признал, что план Z был придуман секретными службами диктатуры как средство психологической войны, направленной на то, чтобы оправдать государственный переворот.(13)

Авторы плана до сих пор неизвестны, но авторы Белой книги уже начали рассказывать, как она готовилась. Почти тридцать лет спустя историк Гонсало Виал Корреа признал, что являлся одним из её авторов: «Тех, кто её писал, было много, но последнее слово было за мной». (14)Виал Корреа не только автор широко распространённой Истории Чили, но ещё и праворадикальный политический деятель, близкий к «Опус деи». При Альенде он руководил изданием «Ке паса», рупором оппозиции, сделавшим много для подготовки путча. В 1979 он стал министром образования в правительстве Пиночета. В 1990 правительство Эйлвина назначило его… комиссаром Комиссии правды и примирения. При президенте М. Фрее он был назначен членом Стола диалога.

В 2002 году Виал Корреа (умерший в октябре 2009 года) объяснил, что после государственного переворота его команда (редакция «Ке паса») имела контакты с хунтой через офицера флота. Этот офицер вручил ему различные документы, «обнаруженные при обыске», среди которых был и «план». Упрямец Корреа – один из немногих, кто до сих пор пытается доказывать его существование: по его версии «одна из горячих голов, каких было много в правительстве Альенде, состряпала этот документ, растиражировала и отправила своим друзьям. Был бы этот план сигналом к началу репрессий, поддержал бы его хоть кто-нибудь – это другая история. Но заявлять, что план был придуман – это наглая ложь. Никто его не придумывал, он был найден. И мы боролись за то, чтобы он стал достоянием общественности».(15)

Можно предположить, что тридцать лет назад историк мог считать, что переданные ему офицером бумаги являются произведением неизвестной «горячей головы», но написанное им самим в Белой книге говорит совсем о другом. В ней он уверяет, что «Народное единство и Сальвадор Альенде (…) готовили государственный переворот, чтобы заполучить абсолютную власть, основанную на насилии». Вместе с другими сотрудниками, среди которых был и Кристиан Сегерс, нынешний редактор «Меркурио», он несёт огромную ответственность: это они превратили несколько бумаг, по всей видимости сфабрикованных офицером флота, в зловещий план правительства Альенде. Результаты их деятельности известны.

Удивительно, но ни одно из четырёх правительств начиная с 1990 года не осмелилось расследовать роль организаторов путча, и, в частности, интеллигенции, в спланированном распространении ложной информации. В Вальпараисо после восстановления демократии был воздвигнут памятник адмиралу Хосе Торибио Мерино, который стоял во главе восстания. Его воспоминания, настоящий гимн государственному перевороту, содержат весьма причудливое описание плана Z. Их чтение рекомендовано сегодня в Морской школе, где Мерино всегда был примером для подражания.

Перевод: Александр Шестопалов


[1] Хорхе Магасич Аирола (р. 1952) — чилийско-бельгийский исследователь и общественный деятель, доктор исторических наук (2008), профессор Института высших исследований в области социальных коммуникаций (Брюссель).

Участвовал в деятельности Левого революционного движения; после военно-фашистского переворота в Чили — политзаключённый, затем — политэмигрант. Автор двухтомной работы «Те, кто сказал «нет». История военных моряков, выступивших против переворота 1973 года» (Los que dijeron «No». Historia del movimiento de los marinos antigolpistas de 1973, 2008), соавтор и редактор ряда других исследований и научных сборников.

[2] На президентских выборах в Чили, прошедших 13 декабря 2009 года, победил Кандидат от правой оппозиции Себастьян Пиньера. Клан Пиньера (три брата и бесчисленные кузены, дяди-тёти-племянники) – влиятельная сила в стране, причём связанная не только с про-пиночетовскими правыми партиями, но не в меньшей степени с проигравшей «левоцентристской» Партией христианской демократии.

[3] В оригинале – auto coup(англ. – self-coup), то есть государственный переворот, который совершается главой государства с целью установления диктатуры.


(1) Jorge Magasich-Airola. Ceux qui ont dit «Non». Histoire du mouvement des marins chiliens opposés au coup d’État de 1973. Buxelles, 2007 (http://theses.ulb.ac.be/ETD-db/collection/available/ULBetd-11282007-102000/)

(2) Hernán Millas, La Familia militar, Planeta, San­tiago, 1999, p. 23-28.

(3) Francisco Herreros, «Prensa canal la y violación de los derechos humanos», El Siglo. Santiago, 4 ноября 2005 ; www.purochile.org/27.html

(4) За исключением тринадцати демохристианских руководителей, которые объединились (объединившихся) вокруг Бернардо Лейтона, которые осудили государственный переворот. Во время покушения, организованного секретной полицией диктатуры в 1975 году в Риме, Бернардо Лейтон был серьёзно ранен.

(5) Его старший сын Эдуардо Фрей, также занимал пост президента Чили с 1994 по 2000 год.

(6) Luis Alvarez, Francisco Castillo et Abraham Santibáñez, Septiembre. Martes 11. Auge y caída de Allende, Triunfo, Santiago, 1973.

(7) Ernesto Carmona, «El informe Valech también sentó a los periodistas chilenos en el banquillo», Rocinante, Santiago, janvier 2005.­

(8) Hernán Millas. op. cit., p. 25-26.

(9) «Hinchey report» (на английском): http://foia.state.gov/reports/hincheyreport.asp; «Informe Hinehey sobre las actividades de la CIA en Chile» (en espagnol).

(10) Hernân Millas. op. cit., p. 23-30.

(11) «Abraham Santibáñez Martinez, periodista y pensador del periodismo en Chile», Pensamento comunicacional latino-amencano (PCLA), São Paulo, 23 июня 1998.

(12) Corporación de promoción y defensa de los derechos del pueblo, La Gran Mentira. El caso de las «Listas de los 119». Aproximaciones a la guerra psicológica de la dictadura chilena. 1973-1990. Santiago, 2002.

(13) Wilfried Huismann et Raúl Sohr, Pinochet Plan Z (документальный фильм). Arte GEIE / WDR / Huismann. 2003.

(14) «Las razones del quiebre institucional de 1973, segun Gonzalo Vial»: http://www.educarchile.cl/Portal.Base/Web/VerContenido.aspx?ID=76923, http://www.educarchile.cl/Portal.Base/Web/VerContenido.aspx?ID=200047

(15) La Tercera, Santiago, 24 марта 2002.

(16) Libro Blanco, 1973.

(17) José Toribio Merino, Bitácora de un almirante, Andrés Bello, Santiago, 1998.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + 8 =